IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Поиск по файловому архиву
  Add File

> Функциональная грамматика

Информация о файле
Название файла Функциональная грамматика от пользователя z3rg
Дата добавления 9.2.2013, 21:11
Дата обновления 9.2.2013, 21:11
Тип файла Тип файла (zip - application/zip)
Скриншот Не доступно
Статистика
Размер файла 1 мегабайт (Примерное время скачивания)
Просмотров 11134
Скачиваний 216
Оценить файл

Описание работы:


Разработка идеи нового направления в лингвистике XX
Проблематика функциональной грамматики
Теория функциональной грамматики А.В. Бондарко
Загрузить Функциональная грамматика
Реклама от Google
Доступные действия

Введите защитный код для скачивания файла и нажмите "Скачать файл"

Защитный код
Введите защитный код

Текст работы:


Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное бюджетное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Самарский государственный университет»

Филологический факультет

Кафедра русского языка

Специальность «Филология»

                              Функциональная грамматика

                                                           Реферат

                 Выполнила студентка

                 5 курса, 07502 группы

                 Кутырёва Анна Игоревна

                                                                  Преподаватель:

                                                                                
       д.ф.н., проф. Карпенко Л. Б.

Самара, 2012

Содержание

I. Введение.

   Разработка идеи нового направления в лингвистике XX________3   

II. Проблематика функциональной грамматики_________________5

III. Теория функциональной грамматики А.В. Бондарко__________8

IV. Принципы функциональной типологии_____________________12

V. Вывод________________________________________________14

Список использованной литературы__________________________15

Функциональная лингвистика

I. Введение. Разработка идеи нового направления в лингвистике XX века

Идеи функциональной грамматики берут начало в трудах И.А. Бодуэна де Куртенэ о количественности в языковом мышлении, в концепции грамматических категорий А.А. Шахматова. Анализ функционирования грамматических единиц проводился Ф.И. Буслаевым, К.С. Аксаковым, Н.П. Некрасовым, А.А. Потебней, А.М. Пешковским.

Утверждение оснований этой новой лингвистической теории произошло в трудах представителей Пражской лингвистической школы. Они утверждают, что в начале ХХ века историческое изучение считалось единственным научным методом лингвистической работы. Даже если изучались живые диалекты, то итоги этого изучения использовались преимущественно для решения исторических проблем.

Хотя иногда и отмечалось, что язык представляет собой систему знаков, но поскольку изучались лишь изолированные языковые факты, постольку единственно исторический метод мешал осознанию важности языковой системы. Изоляция отдельных языковых явлений препятствовала также пониманию важной роли, которой обладает в языке функция[1].

В. Матезиус подчеркивает, что в богатом идеями языковедческом творчестве И. Бодуэна де Куртене выдающуюся роль играет понятие функции. Бодуэн де Куртенэ подчеркнул роль, которой обладает в данном языке звук и которая не тождественна с его физиологическим характером, и создал понятие фонемы, принадлежащее к основам современной лингвистики.

Ф. де Соссюр выдвинул  «требование синхронного анализа языка и идею языковой системы, языковой структуры, которые вместе с идеей языковой функции И.А. Бодуэна де Куртенэ являются основными опорными пунктами при построении новой лингвистики»[2].

Общая теоретическая и методическая база сделала генетическую теорию столь плодотворной в исследовательском отношении. Функциональная и структуральная точки зрения, основанные на идеях Бодуэна де Куртене и Фердинанда де Соссюра, по мысли В. Матезиуса, являются единственной теорией, предоставляющей для будущего языкознания такую плодотворную базу. Она соединяет в себе гумбольдтовскую свежесть наблюдений с бопповской строгостью и методической точностью.

Таким образом, Пражский лингвистический кружок утверждает функционирование системы знаков основной отличительной чертой языка. Функция понимается равнозначно целевой установке. Форма и функция понимаются как две стороны одного и того же явления. Таким образом, язык, в понимании Пражской лингвистической школы, «система средств выражения, служащая какой-то определенной цели»[3].

Традиционное понимание грамматики не исключает включения в ее предмет правил функционирования грамматических единиц. Однако основные направления традиционной грамматики ориентированы главным образом на описание устройства грамматического механизма – системы морфем, грамматических форм и конструкций, классов и категорий. В меньшей степени изучены закономерности действия этой системы. При обращении к этому вопросу в сферу грамматики включается широкий круг проблем соотношения понятийных категорий и их языкового воплощения, языковой семантической интерпретации в содержании категорий данного языка.

Менее традиционно грамматика определялась как взаимодействие разных уровней языка для выражения определенной информации о внеязыковой действительности в отдельных высказываниях (предложениях). 

Перестройка грамматики, по мнению Л.В. Щербы, должна вестись согласно современным требованиям науки и жизни. Новая грамматика должна быть диалектической. По мысли Л.В. Щербы, активное изучение языка должно вестись от смысла единиц к форме, а обучение пассивному знанию языка, наоборот, должно идти от формы к значению[4]. Наука должна претворяться в практику. Должны быть даны указания, как образовывать ту или другую форму слова, как образовывать слова, как строить фразы.

При таком  понимании  грамматики  ее  центральной  единицей  считается предложение, которое и служит предметом грамматического изучения, а сама грамматика называется ономасиологической (с греч.  — название), когнитивной (лат. cognitive — знание), активной, функциональной, интегративной и др[5].

II. Проблематика функциональной грамматики

Термины «функциональная грамматика», «функциональная лингвистика», отражают лингвистические направления, которые возникли под влиянием ряда лингвистических  концепций ХХ века.

Функциональная грамматика и функциональная лингвистика —это особые направления в современной науке о языке, специальным предметом изучения которых стали функции и функционирование языковых единиц и языковой системы в речи[6].

По мнению Г.А. Золотовой, грамматическая наука - часть филологии, а не свод парадигм, правил и запретов, а ключ к строю языка, к строю текстов, к строю человеческой мысли.

Все категории и элементы языка как части целого предназначены служить тексту. Каждой языковой единице, помимо формы и значения, присуще имманентное свойство - функция, тот способ, которым она служит построению коммуниката. Характеристика каждой единицы определяется взаимообусловленностью ее формы, значения и функции[7].

Этот комплексный критерий, более объективно отвечающий сущности языковых явлений, позволяет переориентировать грамматику от классификационных задач к объяснительным.

Функциональному подходу к изучению языка и его элементов способствовали и изменения в общей теории систем и развитии кибернетики, в которых стало обращаться внимание на «поведение» (= функции) систем и их элементов в окружающей среде. Таким образом, в функциональной лингвистике меняется точка отсчета в исследовании языка, поскольку его элементы выделяются  и описываются  прежде всего  по их функциональному  качеству, что позволяет описать язык и  элементы в единстве их структурно-системного и функционального аспектов, а не «разводить» эти аспекты в разные стороны.

Функциональная грамматика:

1)    отличается своей ориентацией на общую коммуникативную функцию языка, задавая и отвечая на вопросы «что? как? для чего?» в грамматике языка;

2)    ставит перед собой  задачу  определить  функциональный  диапазон  (потенциал)  своих единиц, структур, целых классов и др. в системе языка и в речи;

3)    уделяет  специальное  внимание  описанию  условий  (среды)  реализации каждой функции;

4)    рассматривает каждую функцию в единстве со  спецификой  ее  знакового  носителя; 

5)    устанавливает  связь  и взаимодействие разных функций своих единиц в рамках системы и в речи;

6)    выявляет взаимосвязь и взаимодействие функций своих единиц с единицами других уровней языка (лексического, фонетического);

7)    выделяет однородные типы функций, в пределах которых фиксируется  их  дифференциация. 

Наконец,  следует  отметить  еще  одну  особенность  функциональной  грамматики — ее предметом  являются  функции языковых  единиц не только  в  предложении,  но  и в  рамках  целостных текстов.

Традиционная  грамматика обычно описывает грамматические значения слов, частей речи, но не отвечает на вопрос, какую функцию они выполняют в системе языка и речи, для чего они нужны языку как средству общения.

Стратегия функционального изучения грамматики понимает функцию как результат использования грамматической системы в речи во взаимодействии с другими уровнями языка и носит наиболее «поисковый» и дискуссионный характер.

    С.Д. Кацнельсон пишет о том, что мыслительные категории составляют основу грамматического строя, поскольку с их помощью достигается осмысление чувственных данных и преобразование их в пропозиции. В арсенале универсальных грамматических функций, обязательных для всякого языка, они в отличие от других типов грамматических функций представлены в виде сетки иерархически организованных категорий. Каждая мыслительная категория представлена в строе языка двояко: в виде категориальной характеристики лексического значения, определяющей принадлежность данного значения к определенному грамматическому классу, и в виде особых синтаксических функций, уточняющих грамматическую функцию полнозначного слова в предложении[8].

Таким образом, основная проблема ономасиологических грамматик состоит в способах  выделения  отдельных  речевых  смыслов,  составляющих  семантическую структуру сообщаемой информации. В этом отношении существуют разные  подходы — от дедуктивного  выделения универсальных  для  всех языков мыслительных категорий (количества, времени, пространства, причины и др.) до индуктивного выделения категорий на основе наблюдений над семантической общностью различных языковых  средств  (например, категорий побудительности, аспектуальности, персональности, темпоральности и др.).

Наиболее известной и разработанной по исходным позициям является теория функциональной  грамматики, принадлежащая А. В. Бондарко.

III. Теория функциональной грамматики А.В. Бондарко

Функциональная грамматика трактуется А.В. Бондарко как грамматика, ориентированная на описание закономерностей и правил функционирования грамматических единиц, участвующих в передаче содержания высказывания; включающая описание функций языковых средств не только в направлении от средств к функциям, но и от функций к средствам.

Данная трактовка функциональной грамматики опирается на идею активной грамматики в понимании Л.В. Щербы, то есть грамматики, «исходящей из семантической стороны» и ставящей вопрос о том, «как выражается та или иная мысль»[9].

Основным принципом построения функциональной грамматики, по мысли А.В. Бондарко, является описание системы функционально-семантических категорий и полей в данном языке (например, персональности, квантитативности, темпоральности, аспектуальности, локативности).

Специфику функциональной грамматики составляет и ее предмет – функционирование грамматических единиц (форм и конструкций) и взаимодействующих с ними языковых средств в высказывании.

Функционально-грамматическое исследование стремится, по мнению А.В. Бондарко, «раскрыть особого рода систему, существующую на этом уровне», - систему взаимодействия грамматической формы, лексики и контекста, систему закономерностей и правил функционирования языковых средств, служащих для передачи смысла высказывания.

Таким образом, центральной теорией функциональной грамматики становится теория функционально – семантических категорий. Опираясь на концепции понятийных категории О. Есперсена и И.И. Мещанинова, и вместе с тем, отталкиваясь от них, А.В. Бондарко рассматривает функционально-семантические категории как категории языковые, имеющие языковой содержание и языковое выражение.

За критерий выделения функционально – семантической категории ученый принимает частичную общность семантических функций взаимодействующих языковых элементов (наличие семантического инварианта при всех различиях вариантов).

Функционально – семантическая категория имеет план содержания и план выражения. Семантическое содержание категорий аналогично значению морфологических категорий (таких, как вид глагола, время, лицо, наклонение). План выражения образуют языковые средства, относящиеся к разным уровням и сторонам (аспектам) языка, - морфологические, синтаксические, словообразовательные, лексические, различные комбинации средств контекста. Таким образом, функционально – семантические категории представляют собой широкие языковые сферы, куда входят как морфологические категории, так и взаимодействующие с ними и связанные с ними семантико-функциональной общностью элементы, относящиеся к иным сторонам и уровням языка.

А.В. Бондарко пишет, что структура функционально – семантической категории основана на принципе поля. Функционально – семантическое полеэто двухстороннее (содержательно-формальное) единство, формируемое грамматическими (Морфологическими и синтаксическими) средствами данного языка вместе со взаимодействующими с ними лексическими, лексико-грамматическими и словообразовательными элементами, относящимися к той же семантической зоне[10]. Поле создается в результате взаимодействия разнородных элементов (относящимся к разным сторонам и уровням языка), обладающих, при всех различиях, общими инвариантными семантическими признаками.

Основные черты структуры функционально – семантического поля, по мнению А.В. Бондарко, сводятся к следующему:

1)    Обычно в поле выделяется ядро, центр, по отношению к которому другие компоненты поля представляют периферию;

2)    Для поля характерно частичное перекрещивание его элементов; разные поля также отчасти накладываются друг на друга; при этом образуются общие сегменты, цепочки постепенных переходов;

3)     В рамках поля представлены семантические связи как однородных, так и разнородных языковых средств; взаимодействие грамматических и лексических компонентов поля осуществляется благодаря их содержательной соотносительности, их способности объединяться в одном семантическом комплексе[11].

Морфологическая категория рассматривается А.В. Бондарко как исходный пункт для выделения функционально – семантической категории. Морфологическая категория обладает рядом свойств, обусловливающих эту ее роль:

1)    Она сосредотачивает в себе специальные средства выражения того содержания, которое свойственно данной функционально – семантической категории, т.е. в морфологической категории это содержание находит наиболее «специализированное» выражение (например, система форм времени специально предназначена для выражения временных отношений);

2)    Морфологическая категория представляет собой высоко организованную замкнутую систему, в которой находит концентрированное выражение целый комплекс дифференциальных семантических признаков;

3)    Морфологические категории характеризуются свойством обязательности. Грамматика выделяет определенные аспекты опыта и делает их выражение обязательным. Из этого свойства, присущего морфологическим категориям, вытекает еще и регулярность их употребления.

И именно морфологическая категория, по мнению автора, является ядром функционально – семантической категории.

Например, в центре категории квантитативности находится грамматическая категория числа существительных. Сама категория количественности воплощается в русском языке чрезвычайно разнообразно и выражается на лексическом и морфологическом уровнях именами числительными (пять, мало), существительными (толпа, уйма), предложными сочетаниями (в избытке), наречиями (полно, достаточно), устойчивыми сочетаниями (на пальцах не перечтешь, с гулькин нос).

Количественность может быть выражена собственно морфологическими средствами, например, единственное число имени, самой своей формой выражающее точное количество, равное единице; отдельные случаи множественного числа, обозначающего точное количество составных частей единого понятия (сани – число полозьев, глаза – два глаза).

Количество может выражаться и синтаксическими средствами: так называемые количественно – именные сочетания (несколько дней), модели с количественной предикации (Времени - мало), генитивные экзистенциальные конструкции (Воды – то! Шуму!), некоторые отрицательные предложения, где отрицание (в ответ ни звука) свидетельствует о количестве, равном нулю и т.д.

Таким образом, согласно концепции А.В. Бондарко, функционально – грамматическое исследование закономерно включается в целостное и единое здание грамматики, представляя собой специальное и последовательное развитие функционального аспекта, заложенного в общих категориальных основаниях грамматики.

Однако функциональные исследования не остановились только на области грамматики русского языка и  закрепились в других направлениях отечественной лингвистики.

IV. Принципы функциональной типологии

Функциональная типология связана с изучением не типа грамматической структуры языка в целом, а типов как способов выражения грамматических отношений в конкретных языках.   Функциональная  типология и  функциональная  сопоставительная  грамматика  изучают функциональные типы и универсальные закономерности функционирования языковых единиц.

Теоретической основой  функционально-типологических  исследований является контекстуальная  грамматика, теория  функционально-семантических  полей. План содержания языковых единиц и функциональных типов рассматривается как семантический комплекс, состоящий из атомарных компонентов. Распределение атомарных значений в пределах грамматико-контекстуальных комплексов, представляющих собой конкретно-языковую реализацию функциональных типов, связано с проблематикой грамматики явной и скрытой.

Как пишет В.С. Храковский, в рамках функциональной типологии выделяются универсальные инварианты значения той или иной грамматической единицы, категориальные ее значения в конкретных языках, типичные контексты и контексты транспозиции, рассматривается реализация определенной зоны грамматических смыслов, функционального потенциала в том или ином языке, лексические и контекстуальные ограничения, влияние смежных категорий, текстовой «партитуры», сочетаемость функций. Функциональная интерпретация языковых единиц неизбежно связана с введением диахронической перспективы в синхронное сопоставительное исследование: реализация функционального потенциала соотносится со стадией эволюции данной единицы, представленной в конкретном языке. В конечном итоге, такое исследование нацелено на получение универсальной, панхронической картины типов реализации универсального функционального потенциала[12].

Основной гипотезой функциональной типологии, по мысли В.Б.Кашкина,  является утверждение о том, что существуют универсальные закономерности функционирования единиц языка, связанных с выражением определенной зоны грамматических смыслов, и, более того, универсальные функциональные типы, не зависящие от их конкретно-языковой реализации[13]. Универсальное, таким образом, выявляется не на уровне грамматических форм и категорий или их взаимных импликаций, а на уровне более элементарных, атомарных значений или функций, которые группируются под эгидой различных языковых единиц в разных языках.

V. Вывод

Разработка основ коммуникативной, функциональной, прагматической и текстовой грамматики, ставящей под сомнение целесообразность ограничения лингвистических интересов на современном этапе рассмотрением языка «в самом себе для себя», утверждает новый взгляд на лингвистическую деятельность человека, новый вектор направленности исследовательской мысли, новую научную парадигму грамматического описания. Преобладавший до этого подход от текста к составляющим его единицам, от речевых произведений к элементам языка и их структурным связям получает свое диалектическое дополнение, каковым является подход от смысла к средствам его выражения, от ситуации к способам ее кодирования, от говорящего к создаваемому им речевому произведению.

Список использованной литературы

1.     Амирова Т. А. История языкознания / Т.А. Амирова, Б.А. Ольховиков, Ю.В. Рождественский; Под ред. С.Ф. Гончаренко. – М.: «Академия», 2005.

2.     Бондарко А.В. Грамматическая категория и контекст. – Л.: Наука, 1971.

3.     Бондарко А.В.Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. – Л.: Наука, 1983.

4.     Золотова Г. А. Грамматика как наука о человеке // Русский язык в научном освещении. - № 1. - М., 2001. - С. 107-113.

5.     Кацнельсон С.Д. О грамматической семантике // Общее и типологическое языкознание. – Л., 1986. – С. 145-152.

6.     Кашкин В.Б.Функциональная типология перфекта. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. – С.10-85.

7.     Кондрашов Н.А. История лингвистических учений. – М.: Просвещение, 1979.

8.     Матезиус В. Куда мы пришли в языкознании  // Звегинцев В.А. История языкознания XIX и ХХ веков в очерках и извлечениях. Ч.2. – М., 1960. – С. 86-92.

9.     Пражский лингвистический кружок. Сб. статей. – М., 1967.

10.       Храковский В. С. Русский язык в зеркале типологии: новации в императивной парадигме // Русский язык в научном освещении. - № 2(4). - М., 2002. - С. 91-101.

11.       Шелякин М.А. Функциональная грамматика русского языка. – М.: Рус.яз., 2001.

12.       Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. – Л., 1974.



[1] Матезиус В. Куда мы пришли в языкознании  // Звегинцев В.А. История языкознания XIX и ХХ веков в очерках и извлечениях. Ч.2. – М., 1960. – С. 88.

[2] Там же. – С.90.

[3] Пражский лингвистический кружок. Сб. статей. – М., 1967. – С. 17.

[4] Щерба Л.В. Новая грамматика // Языковая система и речевая деятельность. - Л., 1974. - С. 74-77.

[5] Шелякин М.А. Функциональная грамматика русского языка. – М.: Рус.яз., 2001. – С. 34.

[6] Там же. – С. 38.

[7] Золотова Г.А. Грамматика как наука о человеке // Русский язык в научном освещении. - № 1. - М., 2001. - С. 110.

[8] Кацнельсон С.Д. О грамматической семантике // Общее и типологическое языкознание. – Л., 1986. – С. 150.

[9] Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. – Л., 1974. – С. 48.

[10] Бондарко А.В.Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. – Л.: Наука, 1983. – С.40.

[11] Бондарко А.В. Грамматическая категория и контекст. – Л.: Наука, 1971. –  С. 17.

[12] Храковский В. С. Русский язык в зеркале типологии: новации в императивной парадигме // Русский язык в научном освещении. - № 2(4). - М., 2002. - С. 98.

[13] Кашкин В.Б.Функциональная типология перфекта. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. – С.61.



Поиск по файловому архиву
Fast Reply  Оставить отзыв  Add File

Collapse

> Статистика файлового архива

Десятка новых файлов 
4 пользователей за последние 3 минут
Active Users 4 гостей, 0 пользователей, 0 скрытых пользователей
MJ12bot, Google.com, Yandex Bot, Bing Bot
Статистика файлового архива
Board Stats В файловом архиве содержится 217129 файлов в 132 разделах
Файлы в архив загрузили 7 пользователей
Файлы с архива были скачаны 13157554 раз
Последний добавленный файл: Дельфин от пользователя admin (добавлен 2.1.2019, 21:39)
RSS Текстовая версия
Рейтинг@Mail.ru

Селин ДИОН
канадская певица. В 1988 году выиграла конкурс Евровидения, представляя Швейцарию, а настоящую славу ей принесла песня My Heart Will Go On из кинофильма «Титаник».
>>>
Смотреть календарь

Открылся XXIV съезд КПСС. Завершил работу 9 апреля. >>>
Смотреть календарь

РАЗЗУЖИВАТЬСЯ раззуживаюсь, раззуживаешься (простореч.). Несов. к раззудеться.

Игровые методы как средство формирования артистической техники будущего учителя музыки

Рядом с внесением изменений в процесс формирования и развитие личности специалиста, актуализируется проблема содержания его подготовки к профессиональной деятельности.
Скачать бесплатно Игровые методы как средс...