IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Поиск по файловому архиву
  Add File

> Понятие, виды и значение толкования права

Информация о файле
Название файла Понятие, виды и значение толкования права от пользователя z3rg
Дата добавления 16.2.2016, 22:56
Дата обновления 16.2.2016, 22:56
Тип файла Тип файла (zip - application/zip)
Скриншот Не доступно
Статистика
Размер файла 1 мегабайт (Примерное время скачивания)
Просмотров 2867
Скачиваний 142
Оценить файл

Описание работы:


ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ СИСТЕМНОГО ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМНОГО ТОЛКОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
Загрузить Понятие, виды и значение толкования права
Реклама от Google
Доступные действия

Введите защитный код для скачивания файла и нажмите "Скачать файл"

Защитный код
Введите защитный код

Текст работы:


АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ6

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФИЛИАЛ

Факультет очного /  заочного обучения

Кафедра юридических дисциплин

Направление подготовки «Юриспруденция»

Группа  Ю – 3 – 15

Дисциплина «Теория государства и права»

КУРСОВАЯ  РАБОТА

Понятие, виды и значение толкования права

Курсовая работа защищена с оценкой __________________

«____» _____________ 201 __ г.           ___________________

                                                                            ( подпись )

Мурманск 2016

                         содержание

ВВЕДЕНИЕ.. 4

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ СИСТЕМНОГО ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА.. 6

1.1. Понятие и признаки системного толкования. 6

1.2. Способы (приемы) системного метода толкования. 11

ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМНОГО ТОЛКОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА.. 21

2.1. Системное толкование оценочных норм гражданского права. 21

2.2. Системное толкование норм-принципов гражданского права. 25

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. …..38

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ... 43

ПРИЛОЖЕНИЕ 1………………………………………………………………....48

ПРИЛОЖЕНИЕ 2…………………………………………………………………49

ПРИЛОЖЕНИЕ 3………………………………………………………………....50

ПРИЛОЖЕНИЕ 4…………………………………………………………………51


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность.  Усиление воздействия цивилистической науки на правоприменительную практику и происходящая модернизация гражданского законодательства в целом оказали существенное влияние на актуальность темы исследования. Все усложняющиеся гражданско-правовые отношения закономерно требуют совершенствования способов толкования норм гражданского права и учета динамики их соотношения в разных сферах правового регулирования имущественных отношений.

В настоящее время теоретическая разработка проблематики системного толкования в гражданском праве должна признаваться одной из важных и актуальных задач цивилистики, поскольку толкование относится к числу легальных способов преодоления противоречий в праве. В этой связи необходимо с общетеоретических позиций рассмотреть толкование норм права как системное явление, уточнить само понятие «системное толкование», определить его функциональное назначение в гражданском праве, а также выявить его характерные черты и признаки. Все это позволит пополнить арсенал теоретических разработок, находящихся на стыке теории права и отраслевых юридических наук.

Объекта исследования являются гражданско-правовые общественные отношения, возникающие при использовании системного метода толкования норм гражданского права.

Предметом исследования служат гражданско-правовые нормы (действовавшие, действующие, так и подлежащие введению в действие), основные положения доктрины гражданского права, материалы судебной практики.

Целью работы является комплексный анализ теоретических и практических проблем, связанных с системным толкованием норм гражданского права.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

-        раскрыть понятие и описать признаки системного толкования;

-        рассмотреть способы (приемы) системного метода толкования;

-        дать системное толкование оценочных норм гражданского права;

-        представить системное толкование норм-принципов гражданского права.

Методологической основой исследования являются положения диалектического метода познания, базирующиеся на материалистической диалектике с использованием общенаучных (анализ, синтез, индукция, дедукция, метод построения гипотез, абстрагирование, конкретизация, аналогия) и частнонаучных (конкретно-социологический, историко-правовой, сравнительно-правовой).

Нормативную основу работы составили Конституция РФ, Гражданский Кодекс РФ, иные федеральные законы и подзаконные нормативные правовые акты.

Эмпирическая база исследования. В процессе подготовки к написанию работы автором исследовались материалы правотворческой и правоприменительной практики.

Структура работы состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.


ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ СИСТЕМНОГО ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

1.1. Понятие и признаки системного толкования

Своему распространению в гражданском праве системное толкование обязано эволюционированию юридической мысли и правоприменительной практики. Толкование норм права, прежде всего, связано как с объективными, так и субъективными факторами социальной действительности. В том числе это связано с выявлением объективного характера категорий и понятий гражданского права как предмета научного познания и деятельности. Правильное понимание объективных и субъективных явлений в праве, уяснение диалектического взаимодействия объективных и субъективных факторов, обусловливающих интерпретацию права, позволит дать более полную и, главное, верную картину правовой реальности. Исследуя данную особенность права, Р. В. Скиндерев, отмечает, что «право по своей сути всегда объективно-субъективно»[1]. Указанное позволяет говорить о том, что в толковании норм гражданского права соединяются воедино два взаимосвязанных момента: объективный и субъективный.

Цивилистика как наука отражает объект познания идеально, абстрактно, в системе обобщающих понятий и категорий. В этой связи надлежащая теоретическая разработка и обогащение понятийного аппарата науки гражданского права должно опирается на непростую систему взаимосвязанных понятий. Поскольку именно от логической ясности правовых понятий, а равно от их согласованной системы зависит эффективность всего механизма гражданско-правового регулирования. Поэтому точное оперирование понятиями, терминами, четкое определение их содержания и объема имеет комплексное теоретико-практическое значение. Таким образом, первоначальным этапом настоящего исследования является разработка необходимого понятийного аппарата.

Системный подход с правовой точки зрения позволяет исследовать правовую материю как целостное, относительно самостоятельное образование, как само по себе, так и в комплексе с другими аналогичными экономическими, социально-политическими и иными явлениями.

Это становится возможным посредством системного анализа. Следуя определенному методологическому  подходу (от абстрактного к конкретному), можно отметить, что в общей цепи познавательного движения мысли образуются ключевые элементы в виде юридических понятий и определений. Последние приводят исследователя к исчерпывающему и теоретическому познанию правовых явлений. При этом каждое новое и более сложное юридическое понятие синтезирует в себе предыдущие определения, связи и отношения данного явления и тем самым выступает как первоначальный этап, который постепенно подводит исследователя к более высокому этапу исследования правовой действительности.

Научная новизна и всесторонность исследования системного толкования напрямую зависит от использования различных методологических подходов при его исследовании. В первую очередь следует особое внимание уделить такому новому исследовательскому направлению как герменевтика[2]. В настоящее время особую актуальность приобретает изучение феномена правовой интерпретации, генезис и развитие которой служат прямым доказательством тесного взаимодействия философии с наукой о праве, начиная с момента возникновения последней и вплоть до настоящего времени. В тоже время стремления изолировать право от философии противоречат основам теоретической юриспруденции и препятствуют процессу модернизации российской теории права. В целом стоит согласиться с Е. В. Скурко о том, что «современная юридическая наука является полем приложения ряда философских методологических подходов»[3].

Таким образом, можно заключить, что дефиниция «системное толкование» представляет собой описание исследуемого явления в гражданском праве, а также истолкование данного термина с помощью выделения его основных, сущностных свойств или черт. Результатом определения как логического приема является научный термин (текстовая дефиниция) «системное толкование», в которой соединяются существенные признаки предмета применительно к отрасли гражданского права.

Легальные дефиниции играют важную роль в механизме гражданско-правового регулирования. Основная их функциональная направленность заключена в устранении правовой неопределенности. В этой связи верно сформулированная дефиниция позволяет выявить сущность определяемого понятия. На основе этого становиться возможным разграничить разные правовые явления. Поэтому во многом эффективность правового регулирования обусловливается целостностью понятийно-терминологического аппарата. И напротив отсутствие легальной дефиниции либо ее некорректность приводит к неверному толкования смысла правовой нормы и не способствует единообразию правоприменительной практики.

Не умаляя важности легальных дефиниций, в которых закрепляется точность и определенность терминов, их единообразное понимание в праве, вряд ли оправданно закреплять в нормах гражданского законодательства термин «системное толкование». Представляется, что в настоящее время для легального закрепления данного понятия не сложились определенные предпосылки.

Одновременно главным признаком научного термина «системное толкование» следует признать устойчивую однозначность. Терминологичное понятие «системное толкование» наиболее точно способствует изучению сущности исследуемого нами явления, поскольку не содержит в себе эмоциональной субъективной составляющие и не зависит от контекста.

В словаре русского языка мы можем встретить следующие определения исследуемого понятия – «толковать значит давать чему-нибудь, какое-нибудь объяснение, определять смысл чего-нибудь», «выводить свои догадки и заключения», «то или иное объяснение, разъяснение чего-нибудь, понимание чего-нибудь с какой-нибудь точки зрения».

Представляется, что в целях наибольшего соответствия правовых терминов правовой действительности в отраслевых научных исследованиях целесообразно применять терминологичное понятия «системное толкование». Это приведет к тому, что научная дефиниция «системное толкование» будет соответствовать определенному понятию. В этом качестве термин и обозначаемое им понятие станут действенным методологическим инструментом научного познания.

В тоже время в некоторых монографических работах используются такие термины как: «систематический способ толкования» и «систематическое толкование».

Можно выделить следующие основные признаки, характеризующие системное толкование норм права.

1. Толкование является необходимым элементом процесса изучения явлений окружающей реальности. Системное толкование норм гражданского права можно рассматривать как наиболее сложный процесс мышления в правовой сфере. Оно не образует организованной системы мыслей, его нельзя представить в виде логично связанных тенденций и суждений[4].

Именно мышление дает возможность понимать те или иные закономерности при сравнении двух или более юридических норм. При осуществлении системного толкования мышление может быть как умозаключительным, так и интуитивным. В тоже время даже при первоначально интуитивном характере процесса мышления при системном толковании нормы права интерпретатор все равно должен посредством умозаключений объяснить свою позицию.

Термином «толкование» означает совокупность значений, которые придаются знакам естественного или искусственного языка, каким-либо элементам определенной теории тем или иным способом. Системное толкование это деятельность, отражающая с одной стороны внутренний познавательный мыслительный процесс, состоящий в уяснении смысла и установлении содержания норм гражданского права, а равно и объективированный внешний результат такого познавательного (мыслительного) процесса.

2. Системное толкование также подразумевает особую интеллектуально-волевую деятельность. Наивысшим уровнем человеческого поведения выступает его деятельность, которая представляет собой активную, целенаправленную систему действий и поступков. 

В правовой науке толкование определяется как установление содержания нормативных правовых актов, направленное на раскрытие выраженной в них воли; как особый вид юридической деятельности, направленной на раскрытие содержания нормативных правовых предписаний и объяснение выраженной в них воли субъектов правотворчества; как интеллектуально-волевая деятельность по установлению подлинного содержания правовых актов в целях их реализации и совершенствования. Е. А. Березина пишет, что такая деятельность имеет своей задачей познание смысла правовых явлений в целях наиболее правильной и эффективной реализации правовых предписаний, упорядочения и развития общественных отношений[5].

Одновременно в рамках этого научного направления ряд ученых выступают за дифференцированный подход. А. С. Пиголкин предлагает толкование рассматривать как внутренний мыслительный процесс, происходящий в сознании лица, применяющего или иным способом использующего правовую норму, уяснение и объяснение ее смысла, но и как выраженное вовне разъяснение содержания нормы5. С. С. Алексеев также отмечает двойную природу толкования. Ученый выделяет обычное толкование, природа которого обусловлена внешней формой права. С другой стороны ему противопоставляется правоприменительное толкование, природа которого связана с применением нормы права. На этапе применения правовых предписаний важно не только точно интерпретировать определенное правовое положение, но и правильно истолковать смысл, принципы, содержание самого права в целом. Смысл толкования определяется тем «должно воспроизвести те представления и понятия, которые связывал с данной нормой ее создатель. Эти представления и понятия составляют смысл или содержание нормы и в то же время выражают мысль и волю автора». Существует также иная позиция, согласно которой не существует необходимости отделять процесс уяснения норм права от результата, выражающегося в их разъяснении, поскольку внутренний мыслительный процесс не имеет юридического значения.

1.2. Способы (приемы) системного метода толкования

Регулируемые гражданским правом общественные отношения сложны и многообразны, поэтому интерпретатор вынужден использовать различные приемы для надлежащего толкования его норм (см. Приложение1).

 Системный метод толкования основывается на тезисе, что «система норм права должна быть свободной от противоречий и каждая норма должна гармонировать со всей системой». Поэтому в рамках данного метода нужно выбрать тот вариант толкования, при котором правовая норма будет лучше всего гармонировать с другими нормами, образующими систему гражданского права. При этом к использованию системного метода при толковании гражданско-правовых норм необходимо подходить с позиции его оправданности и незаменимости.

Эффективность реализации правовых предписаний, зафиксированных в многочисленных нормах гражданского права, зависит от их правильной интерпретации, что может обеспечиваться посредством употребления приемов системного толкования.

В целом методика толкования права представляет собой тот инструментарий, который должен помогать правоприменителю при решении правовых проблем в любой области права. Одновременно и сам вопрос о способах толкования является важным и интересным в учении о толковании. Например, в немецкой теории права выделяются четыре классических метода толкования права. Критериями для интерпретации выступают: текст, история создания закона, его система и преследуемые им цели. Результат зависит и от истории закона, его контекста, преследуемых законом целей и других факторов, для чего требуется использование всех доступных методов и источников.

Наиболее подробная классификация способов толкования, по мнению Е. В. Васьковского, принадлежит Э. М. Форстеру, который кроме грамматического различал также целый ряд способов в зависимости от того, какие знания применяются в процессе толкования. Автор выделял такие способы и соответственно виды толкования, как диалектическое, риторическое, историческое, этико-политическое, поэтическое, арифметическое, геометрическое, физико-медицинское и другие виды.

Н. С. Таганцев писал, что систематическое толкование стало возможным исключительно в законодательствах новейшей формации, в которых отдельные законы подвергнуты сложной систематизации. При таком распределении нормативного материала в законодательстве определение смысла и значения конкретной нормы права весьма часто может зависеть от того места, которое им отведено в нем.

В целом проводя анализ классификации способов толкования норм права, можно обозначить уже сложившуюся тенденцию выделения учеными либо систематического, либо системного способа толкования. Нередко систематическое толкование обосновывается в качестве самостоятельного способа толкования норм права. Специалисты в различных отраслях российского права пишут о системном толковании отраслевых норм права, на основе этого ими обоснованно выделение систематического способа толкования норм права. Систематическое толкование выясняет истинное содержание норм права посредством исследования их места в правовой системе, именно за счет определения структурных и функциональных связей между различными нормами права, правовыми институтами, нормативными актами. Системное толкование направлено для выявления действительной воли законодателя. При этом в целях правового толкования понятие «воля законодателя», по мнению А. В. Смирнова, может интерпретироваться как непротиворечивость нормы в системе правового регулирования в целом. При выявлении же ошибочности или недостаточности правового регулирования по существу его предмета, когда вскрывается порок законодательной воли, дефект может быть исправлен лишь самим законодателем и не должен восполняться правоприменителем даже посредством искусного толкования – в противном случае тот занял бы место правотворца, что недопустимо в силу принципа разделения властей[6].

В итоге можно констатировать, что при рассмотрении способов толкования норм права нередко термины «системный способ» и «системное толкование» употребляются в юридической литературе как синонимы. Большинство авторов не выделяют отдельно способ и само толкование, таким образом, полагая, что содержание обоих понятий совпадает.

Например, С. С. Алексеев первоначально вводит понятие «способ толкования», приводит их виды, а затем уже рассматривает грамматическое и систематическое толкование. Другие ученые приводят различные определения понятиям системного способа и системного толкования норм права, но анализ этих определений не позволяет провести разницу между ними. Под систематическим толкованием понимается толкование норм права, состоящее в уяснении содержания нормы права путем сопоставления ее с другими нормами и установления ее связи с ними. Систематический способ – это уяснение смысла нормативно-правового предписания путем установления его места в институте, отрасли, системе права, связей с другими правовыми нормами Таким образом, в процессе системного толкования как интеллектуально-волевой деятельности интерпретатор последовательно прибегает к использованию того или иного приема, в том числе комплекса приемов, которые в свою очередь могут составлять отдельные способы толкования норм права. При этом специфика системного толкования будет проявляться в конкретном наборе таких приемов, используемых во взаимосвязи с учетом структурно-функциональных связей норм гражданского права. Как мыслительный процесс системное толкование необязательно будет включать в себя весь комплекс конкретных абстрактных действий (приемов), составляющих основу системного метода толкования норм права.

В тоже время рассматривая системный метод толкования норм гражданского права, термин «совокупность приемов интерпретации» будет наиболее точно подчеркивать содержательный аспект изучаемого феномена. Таким образом, сущность системного толкование норм гражданского права заключается в обращении к конкретным приемам толкования. Одновременно можно поддержать Н. Н. Вопленко, который отмечает вспомогательную роль приемов толкования и относят к их числу конкретные познавательные действия, какими являются сравнение, аналогия, выведение одних знаний из других, логическое преобразование, а также такие мыслительные операции, как реконструирование, конкретизация, доказательство и опровержение тезисов, иллюстрация и некоторые другие.

Логический способ толкования часто определяют как мыслительный процесс, направленный на установление содержания правового акта, в ходе которого интерпретатор использует различные приемы формальной логики.

Говоря о филологическом толковании как об особом способе, Ю. С. Ващенко считает, что «его смело можно выделить в самостоятельный вид в соответствии со спецификой применяемых средств, с особой техникой установления смысла неясных норм путем обращения к целям данного толкования». В целом автор предлагает понимать филологическое толкование как «разновидность интерпретационной практики»[7].

Представляется, что наиболее верным будет определение отдельных способов толкования как соответствующей технологии интерпретационной деятельности, основанной на грамматике, логике, социологии, психологии, этике и других науках. В этом аспекте на первом месте в череде интерпретационных инструментариев стоят, безусловно, логические и грамматические приемы.

Первоначально интерпретация любых гражданско-правовых норм начинается с языкового способа толкования5. А. Ф. Черданцев, рассматривая языковой способ толкования, отмечает, что «когда процесс толкования от установления значений слов и терминов идет глубже (к анализу и синтезу понятий и т.д.), то применяются иные способы толкования»6. Именно логический способ толкования позволяет глубже изучить понятия, а также выявить логические связи между понятиями, которые зафиксированы в нормах права. Именно поэтому следует говорить об относительной обособленности логических и грамматических приемов толкования. Одновременно следует учитывать, что различные виды толкования правовых норм образуют систему, в рамках которой они находятся,  исходя из ее речевой формы, то есть смысла и связи слов, из которых она состоит. При этом грамматическая оболочка правовой нормы состоит из нескольких элементов. Первый из них – лексический, то есть связанный со смыслом слов. В рамках этого следует различать первоначальное, этимологическое значение слова, то есть связанное с его происхождением, и семантическое, то есть то, которое придается ему в современном словоупотреблении, а также широкое и узкое; обыденное и специально-юридическое значения. Правило грамматического толкования понятий состоит в том, что семантическому значению исследуемого слова следует отдавать предпочтение перед этимологическим в случае их коллизии. В тоже время синтаксические правила грамматического толкования находят свое применение при толковании гражданско-правовой нормы в целом.

Логическое толкование предполагает выяснение смысла правовой нормы гражданского права путем сопоставления ее содержания с содержанием других гражданско-правовых норм и предполагает использование логических приемов, которые можно назвать однотипными. Их объединяет то, что они базируются на данных лишь одной отрасли знаний – логики. Смешения способов толкования не будет происходить тогда, когда будет четко обозначен предмет, который будет подвергаться исследованию при помощи тех приемов, которые составляют тот или иной способ толкования. В целом специфика логического способа толкования заключается в предмете, который будет подвергаться исследованию.

Исключительное использование приемов языкового способа толкования дает противоречивый результат. Так правило о том, что «нельзя придавать без достаточного основания разным терминам одно и то же значение»1, приводит к выводу, что информация и сведения – разные понятия. В тоже время словам и выражениям закона следует придавать то значение, которое они имеют в соответствующем литературном языке, если нет оснований для иной их интерпретации, приводит к противоположному выводу – «информация» и «сведения» с точки зрения обычного литературного словоупотребления – синонимы[8].

Принципы герменевтики. Процессы глобализации и интеграции в мировое сообщество, изменение ценностной составляющей правового мышления постепенно находят свое отражение в науке гражданского права. Современные методы познания права ориентированы на плюрализм мнений, непрекращающийся поисковый характер и свободу научной инициативы. Отражением этих тенденций, в том числе, при исследовании особенностей системного толкования норм гражданского права, является проникновение в сферу правовых исследований идей такого современного направления философской мысли, углубляющего и переосмысляющего традиционные взгляды на феномен интерпретации, как философская герменевтика. Она поднимает представления об интерпретации на качественно новый уровень и позволяет по-иному взглянуть на проблемы сущности и назначения исследуемого метода толкования.

Правила герменевтики могут широко использоваться в юриспруденции, так как право в большинстве случаев объективируется в виде текста. Это позволяет по-иному оценить процесс толкования норм права. Философская герменевтика стала основой для юридической герменевтики. Ее целью является разработка правил толкования правовых текстов. В тоже время интерпретация текста нормативного правового акта отличается от толкования литературных произведений. Специфика такой интерпретации, по мнению М. Н. Амельченко, вызвана следующими причинами: 1) каждый нормативный правовой акт имеет свою цель; 2) предназначен для неоднократного применения на практике; 3) действует во взаимосвязи с многочисленными иными нормативными актами (сам является частью определенного целого). Также юридическая герменевтика отличается тем, что законодатель иногда устанавливает правила толкования.

Принцип недопустимости расширительного толкования исключений, исчерпывающих перечней и пр. Содержание данного принципа заключается в том, что установленные в гражданском законодательстве исключения или исчерпывающие перечни должны толковаться узко[9].

В качестве примера систематического толкования внутри одной нормы гражданского можно привести установление закрытого или открытого перечня вещных прав. Представляется интересным вопрос о правовой природе нормы статьи 216 ГК РФ, перечисляющей вещные права лиц, не являющихся собственниками. Используя исключительно грамматические приемы толкования можно заключить, что этой норме права исчерпывающий перечень (numerusclausus) ограниченных вещных прав отсутствует. Буквальное лексическое толкование данной правовой нормы также приводит к выводу о диспозитивности данной нормы, и как следствие наличие потенциала у субъектов гражданского права установить в договоре не предусмотренное законом вещное право.

3. Принцип преимущества специального закона перед общим (lexspecialisderogatlegigenerali). Специальная норма гражданского права, как правило (но, как будет показано ниже, не всегда), имеет преимущество перед нормой общего характера.

Как с доктринальной, так и с юридико-технической точки зрения существует правило, согласно которому общие нормы регулируют более широкий, чем специальный, круг общественных отношений, применяя к ним более высокую меру их обобщения. В свою очередь специальные нормы содержат более детализированные предписания по сравнению с общими нормами, поскольку более полно учитывают особенности общественных отношений. Если расходятся общие и специальные акты одного уровня (коллизии по горизонтали), то должны применяться последние. Иными словами, действует правило: lexspecialisderogatlegigenerali – специальный закон отменяет действие общего закона применительно к фактам, предусмотренным специальным законом[10].

4. Принцип преимущества изданного позднее закона перед ранее изданным законом (lexposteriorderogatlegipriori). Необходимо иметь в виду, что рассматриваемое правило не обладает исключительным характером. Для его действия требуется установить, хотел ли законодатель с помощью новой нормы полностью заменить существующую (потому что только в этом случае можно вести речь о преимуществе нового закона) или, может быть, только в какой-либо части, что приведет к противоположному выводу, при котором обе нормы сохранят свое действие.

5. Принцип приоритета норм источника гражданского права, обладающего большей юридической силой. Системное толкование осуществляется в соответствии с иерархией источников гражданского права. В основе данного принципа системного толкования лежит идея о том, что в существующей иерархии гражданско-правовых актов нижестоящие нормы не должны противоречить вышестоящим, иначе они признаются ничтожными. Иерархическая система источников гражданского права располагает их в зависимости от юридической силы акта в соответствии с установленным конституцией распределением компетенции между органами государственной власти.

Проведенный анализ позволяет автору сделать вывод о необходимости системного и последовательного использования отдельных приемов и способов системного метода толкования норм гражданского права. Обосновано и теоретически оправдано применение отдельных приемов грамматического и логического способов толкования как отдельных элементов системного метода толкования норм гражданского права. Установлено, что большинство выделяемых в юридической литературе приемов толкования не имеют самостоятельного значения и являются частью таких самостоятельных способов толкования как грамматический, логический, системный. Одновременно указанные способы толкования норм гражданского права также образуют сложную систему, в рамках которой существует диалектическая связи отдельных способов толкования, обусловленная цикличностью и многоуровневостью приемов изложения правового текста.

Количество приемов системного толкования норм гражданского права должно соотноситься с основными началами разумного отношения к правовой действительности, основными принципами юридической техники и сформировавшемуся уровню правовой культуры интерпретатора. На основе этого можно достигнуть основной цели системного толкования норм гражданского права – обеспечению баланса законных интересов общества, государства и частноправовых интересов субъектов гражданского права в превентивном порядке (см.Приложение3). Использование единой методики системного толкования способствует самоконтролю интерпретатора, так как он в процессе толкования ориентируется на определенные принципы и способы толкования[11].

С учетом изложенного представляется возможным рассматривать функции системного метода толкования как специфический результат воздействия его приемов и методов на гражданско-правовые нормы, обусловленный их спецификой. Таким образом, термин «функция» приобретает более конкретный смысл и значение применительно к исследуемому нами явлению.

Предлагается выделить основные функции системного метода толкования: регулятивную, охранительную, системообразующую, аксеологическую, гносеологическую, дидактико-методологическую функции.


Глава II. ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМНОГО ТОЛКОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

2.1. Системное толкование оценочных норм гражданского права

Системный метод как интеллектуально-волевая деятельность, основанная на совокупности однородных способов, состоящих из конкретных мыслительных приемов, основывается, в том числе, и на специфике интерпретируемых норм гражданского права. Поэтому комплексное исследование особенностей системного толкования оценочных норм гражданского права следует начинать с выявления сущности гражданско-правовых оценочных норм.

С точки зрения теории права О.Е. Фетисов определяет оценочное понятие, как установленное правовой нормой, либо возникшее в процессе правоотношений между субъектами общественное явление, которое преследует цель наиболее общим способом характеризировать свойства разнообразных предметов, явлений, действий, процессов, умышленно не конкретизированные с целью предоставления более широких полномочий субъектам правоприменения путем свободной оценки в рамках конкретной правоприменительной ситуации, но в пределах допускаемых правом1. Применение в практике оценочных понятий позволяет субъекту правоприменения учесть индивидуально-определенные особенности конкретного правоотношения, одновременно соблюдая функциональное предназначение нормативного указания[12].

Оценочные понятия, являющиеся объектами системного толкования, характеризуются рядом особенностей: особая логическая структура (известная неопределенность и незавершенность содержания), формально неопределенный характер; содержание оценочного понятия устанавливается непосредственно субъектом применения гражданского права, что способствует свободе усмотрения в правоприменительном процессе; прямая зависимость от уровня правосознания, общей культуры, мировоззрения правоприменителя.

Логические приемы толкования оценочных норм в рамках системного метода толкования предполагают выяснение смысла оценочной правовой нормы. Это может быть осуществлено при помощи приема сопоставления содержания оценочной нормы гражданского права с содержанием других правовых норм. Таким образом, системный метод толкования оценочных норм предполагает также употребление некоторых логических приемов, которые можно назвать однотипными. К их числу можно отнести – индукция и дедукция, логическое преобразование, сравнение, анализ, синтез, аналогия, абстрагирование и обобщение. В рамках использования данной методики толкования слова как текстуальное выражение нормы права непросто подвергаются логическому анализу, как при грамматическом толковании. Объектами системного толкования выступают именно обозначаемые ими оценочные понятия, содержащиеся в оценочной норме гражданского права.

Данный метод толкования, безусловно, должен учитывать особую логическую структуру оценочного понятия в гражданском праве. Системный метод толкования предполагает использование не только приемы классической логики, но и сравнительно новые логические средства, к которым относится нечеткая логика. Диапазон применения нечеткой логики очень широк – от бытовых приборов до управления сложными промышленными процессами.

Покажем пример системного толкования такого оценочного понятия как «разумный срок». Так согласно п. 1 ст. 457 ГК РФ, если в договоре купли-продажи не определен срок поставки товара покупателю, продавец обязан передать товар в разумный срок (п. 2 ст. 314 ГК РФ). Аналогичная отсылка включена в п. 1 ст. 488, ст. ст. 485, 487 ГК РФ и др.[13] Однако норма, регулирующая срок исполнения обязательства, которое не предусматривает этот срок и не позволяет его определить, содержит внутреннее противоречие, устранить которое возможно только используя приемы системного толкования. Последовательное сопоставление двух норм гражданского права показывает, что с одной стороны, согласно абз. 1 п. 2 ст. 314 ГК РФ просрочка наступает по истечении разумного срока, а с другой – согласно абз. 2 п. 2 ст. 314 ГК РФ просрочка наступает с момента истечения льготного срока, исчисляемого со дня предъявления соответствующего требования кредитором.

Следствием этого является неоднозначная судебная практика, которая свидетельствует о различных подходах в определении разумного срока. Так суд указал, что поставка товара через 50 дней после внесения предоплаты не признается осуществленной в разумный срок, если продавец и покупатель находятся в одном городе. Суд принял во внимание, что продавец и покупатель находятся в пределах одного города, в счете продавца указано, что товар отпускается по факту прихода денег на расчетный счет поставщика, поэтому суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что поставка товара по истечении 50 дней не может быть признана осуществленной в разумный срок[14]. В другом деле суд указал, что обязательство по передаче товара считается не исполненным в разумный срок, если продавец более четырех месяцев со дня поставки части товара не передает оставшуюся часть[15].

Системное толкования разумных и льготных сроков позволяет предположить их принципиальное различие. Разумный срок по общему правилу установлен в интересах кредитора, а льготный – в интересах должника. Это означает, что подсчет просрочки исполнения ведется только по истечении льготного срока, но исполнить обязательство должник вправе в любой день этого срока, при этом кредитор обязан принять исполнение, переданное в течение указанного срока, под страхом впасть в просрочку. Видимо, такое системное толкование и следует принять надлежащим для разрешения описанного нами противоречия. Исходя из системного анализа норм части второй ГК РФ, в отдельных положениях которой последней при определении срока законодатель в одних случаях помещает отсылку к ст. 314 ГК РФ (п. 1 ст. 457 ГК РФ), а в других обходиться без отсылки к ст. 314 ГК РФ, указывая на необходимость исполнения в разумный срок (п. 2 ст. 668 ГК РФ).Эта юридическая техника и служит основанием существования двух видов определимых сроков исполнения: разумного срока совместно с льготным и разумного срока без льготного срока.

Не менее важной особенностью системного толкования оценочных норм гражданского права является использование метода конкретизации в дополнение к приемам и способам системного метода толкования.

Позиция о самостоятельности системного толкования и конкретизации представляется наиболее обоснованной.

Основная цель системного толкования оценочных понятий, сформулированных в нормах гражданского права, заключается в уяснении и разъяснении формально-неопределенного и умышленно не конкретизированного содержания явлений, которые характеризуют наиболее общие свойства разнообразных предметов, явлений, действий, процессов, для наиболее точной, быстрой и экономной реализации правовых предписаний, упорядочения и развития всего комплекса имущественных отношений в целом.

Цель конкретизации оценочной нормы гражданского права видится нам в использовании приемов уточнения, детализации, дополнения, использованных на основе свободной оценки в рамках конкретной правоприменительной ситуации, направленных непосредственно на ее применение. Поэтому действия субъектов гражданского права по конкретизации оценочной гражданско-правовой нормы следует признавать актами правоприменения.

Специфика системного толкования оценочных норм заключается в том, что для надлежащего применения такой нормы гражданского права невозможно обойтись без использования приемов конкретизации. Применительно к сфере системного толкования оценочных норм гражданского права конкретизация выступает как процесс развертывания знаний интерпретатора о содержании оценочного понятия и объеме его толкования.

Формальная неопределенность и наибольшая абстрактность оценочных норм гражданского права, возрастающая потребность в правильном, единообразном и эффективном применении норм гражданского права, содержащих оценочные понятия, а также общая динамика имущественных отношений предопределили развитие системного толкования и конкретизации исследуемых правовых предписаний. В гражданском праве оба процесса – системное толкование и конкретизация – занимают важное место в механизме применения оценочных норм права и направлены на обеспечение единообразного применения таких юридических норм.

2.2. Системное толкование норм-принципов гражданского права

Понятие «принцип» можно рассматривать через призму философской категории «идея», то есть как внутреннюю логику, закон существования объекта, его сущность. В философском смысле принцип – теоретическое обобщение наиболее существенного, типичного, выражающего закономерности, находящееся в основе какой-либо системы. Принципы права представляют собой важнейшую правовую категорию, поскольку выступают связующим элементом между философской и юридико-догматической интерпретациями сущности права в целом.

Одновременно отсутствие в общеправовой науке единых общепризнанных критериев правового принципа затрудняет определение его юридических свойств в гражданском праве. Поэтому в цивилистической литературе до сих пор не сформирована единая позиция относительно природы гражданско-правовых принципов, что негативно сказывается на их толковании. По справедливому замечанию Е.Г. Комисаровой, в цивилистике «ученые в основном используют сложившееся в теории определение правового принципа, распространяют его на сферу гражданского права...». Так, практически у всех авторов принципы в гражданском праве представляют собой руководящие положения, формируются под влиянием экономических и социально-политических факторов, обладают стабильностью, служат ориентиром при принятии новых гражданско-правовых норм, в «сжатом виде» выражают особенность содержания гражданского права, техника их закрепления в праве может быть различной

Правовые принципы – это правовые идеи, составляющие основное звено всей собственно-правовой материи, «сжатое, концентрированное выражение содержания права», «суть центрального звена юридической организации (внутренней формы) правового материала», своего рода «стержень» юридических конструкций.

Абстрактность принципов гражданского права определяет характер, сущность, структуру, содержание и функции гражданско-правовых норм-принципов. Нормы-принципы, в свою очередь, относительно самостоятельны и оказывают обратное воздействие на основные начала гражданского права, придают им определенную социальную направленность и формальную определенность. В то же время нормы-принципы являются сугубо формальным абстрактно-логическим элементом системы гражданского права, что обуславливает некоторые особенность их системного толкования. Стоит особо отметить мнение А.А. Федорченко, который указывает, что коль скоро принцип есть «исходное начало», «руководящая идея», «основа», то, следовательно, он характеризуется не столько абстрактной всеобщностью, а такой всеобщностью, которая напрямую связана с сущностью, основой явлений и процессов и является весьма устойчивой, постоянной[16].

Таким образом, исследование природы принципов права позволяет прийти к выводу, что механизм их формирования находится за пределами правовых институтов и является областью психолого-философских наук, а для гражданского права имеет значение только юридически значимая сторона принципов права, которая может быть объективно закреплена в норме права. Поэтому принципы гражданского права как объекты системного толкования следует понимать не просто в качестве идей правосознания, но как правовые нормы, хотя и обладающие некоторой спецификой.

В юридической литературе неоднократно отмечалась специфика норм-принципов в соотношении с обычными правовыми нормами.

П.Е. Недбайло отмечает, что юридическая природа и сущность принципов права определяется их более общим и принципиальным содержанием. Представляется, что прав был В.П. Грибанов, который обоснованно считал нормы-принципы руководящими положениями права. Ученый относит их к основным началам права, которые выражали объективные закономерности, тенденции и потребности общества, определяли сущность всей системы, отрасли или института права и имели в силу их правового закрепления общеобязательное значение.

Сформулированные наукой в той или иной области человеческой деятельности основополагающие идеи выступают как результат активного, творческого отношения человека к окружающей действительности. Принципы гражданского права в этом аспекте, безусловно, носят оттенок субъективизма. Как справедливо отмечает Н.В. Малиновская, «правовые принципы являются частью «герменевтического круга», так как формируют «предпонимание» интерпретатора. Они являются исходными началами, отправными пунктами правовой интерпретации и в то же время – ее самостоятельным объектом».

Таким образом, принципы гражданского права как правовые категории не имеют какого-либо фиксированного содержания, что во многом сближает их с оценочными понятиями в праве, но дают многогранную оболочку критериев его определения, количество которых варьируется в зависимости от конкретных обстоятельств. Это сложные по своей структуре и внутренней взаимосвязи элементы, содержащие субъективную (сознательную) и объективную (формально-юридическую) стороны.

Системное толкование норм-принципов гражданского права должно базироваться на понимании их объективной и субъективной правовой природы. Принципы гражданского права выступают яркими примерами идеальных правовых конструкций, отражающих закономерности эволюции общественного сознания и его основные публичные интересы. Основные начала гражданского права это связующее звено между закономерностями его развития и действующим гражданским правом, которые отражают его особенности и общую регулятивную возможность. Объективный характер обусловлен тем, что в содержании принципов гражданского права в концентрированном виде отражаются наиболее важные стороны различных областей общественной жизни. Субъективный момент норм-принципов гражданского права тесно связан с особенностями усмотрения субъекта толкования.

Одновременно принципы гражданского права имеют определенную внутреннюю структуру. Отдельно взятый принцип гражданского права, являясь микросистемным образованием, обладает четкой внутренней организацией, проявляющейся в его структуре. Эта структура предопределяет и качественное, и системное (элементы и их структурную организацию) наполнение гражданского права. Под структурой принципа гражданского права следует понимать совокупность вытекающих из него требований, предъявляемых к субъектам гражданского права. При этом такие требования могут быть формализованы, становясь частью гражданско-правовой нормы-принципа[17].

Принципы гражданского права существуют в тесном единстве, представляя собой органическую взаимосвязь, взаимопроникновение друг друга. Принципы обнаруживают себя в нормах права и наоборот, они не могут существовать полностью изолированно друг от друга, поскольку принципы и нормы – это исходные, фундаментальные положения права (см. Приложение2). Принципы гражданского права закрепляются, выражаются и отражаются преимущественно в гражданско-правовых нормах. Их взаимоотношение – это соотношение общего и единичного. Одновременно отождествлять структуру принципа гражданского права и структуру нормы гражданского права, в том числе нормы-принципа нельзя. Структурное содержание принципа гражданского права как объекта системного толкования это императивное требование, вытекающие из него, которое связывает общественные отношения необходимостью подчинения этим требованиям. Принципы, по верному замечанию О.А. Потаповой, это «характерные черты права как такового, высокоценные регулятивные элементы в его структуре». Поэтому им свойственны высшая императивность, универсальность и общезначимость.

Таким образом, являясь правосистемными образованиями принципы гражданского права, имеют достаточно сложную внутреннюю структуру и их системное толкование должно отражать такое взаимодействие их структурных и функциональных связей, которое приводит к интегративному пониманию в системном и содержательном аспектах деятельности по их толкованию. Представляется, что содержание принципа гражданского права состоит из конкретизированных нормативных положений, то есть императивных требований. Требования – это структурные элементы принципа права, положения, отражающие момент, грань или сторону основного руководящего начала. Это конкретизация принципа, акцентирование внимания на какой-либо его стороне. Нормативные же требования состоят из отдельных нормативных предписаний, выраженных в какой-либо внешней форме выражения права.

Толковаться нормы-принципы гражданского права должны системно и с учетом особенностей их формального закрепления. Действительно принципы гражданского права имеют свою самостоятельную форму как единство внешнего выражения и содержания элементов. Однако следует отметить, что само понятие формы как в философии, так и в юриспруденции многозначно. В философии под формой понимается способ внешнего выражения содержания. Под формой также можно понимать относительно устойчивые связи элементов содержания в их взаимодействии друг с другом. Форма и содержание всегда существуют неразрывно, хотя в науке еще со времен греческих мыслителей была полемика о том, что первично – форма или содержание. Неслучайно римские юристы придавали юридической форме важное значение, отмечая formalegalisestessentialis, т.е. «юридическая форма есть существенная форма».

Правовые принципы первоначально формировались как внутренние субъективные позиции индивида, трансформируясь впоследствии в социальные нормы. Юридические нормы, появившись позднее, являются исторически необходимой формой закрепления, внешнего проявления, фиксирования, внутренней организации общественных отношений. Таким образом, рассматривая формальное закрепление принципов гражданского права в историческом аспекте, следует отметить, что они постепенно трансформировались из общих идей правосознания как социальные нормы в юридические нормы-принципы, имеющие самостоятельный и универсальный характер для системы гражданского права.

Считаем, что принципы гражданского права находят свое внешнее выражение в различных формах:

1) как автономная норма права;

2) важнейшая идея, отдельной группы правовых норм, института, отрасли права;

3) как правовой обычай.

Таким образом, существует много способов внешней объективизации принципов гражданского права. Не менее значимым является формулирование правила-принципа в судебном акте. Это особенно явно проявляется тогда, когда устанавливаются определенные прецедентные принципы (диспозитивности) или формулируются правила достаточно общего характера (например, принцип законности, справедливости и др.). Тем самым суд способствует реализации принципов гражданского, которые не нашли явного отражения в ГК РФ, но которые следуют из его системного толкования.

Суды все чаще обосновывают выносимые решения ссылками на разумность (неразумность) и добросовестность участников правоотношения, причем по делам самых разных категорий[18]. Вместе с тем, подобные ссылки, в большинстве случаев, носят весьма поверхностный характер, маскируя, зачастую, недостаточность у суда иных аргументов. В этой связи ориентиром может служить судебная практика Конституционного Суда РФ, который подчеркнул, что в силу статей 15, 17, 19 и 55 Конституции РФ и исходя из общеправового принципа справедливости защита права собственности и иных вещных прав, а также прав и обязанностей сторон в договоре должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности.

Таким образом, отмечая роль судебных актов, следует подчеркнуть, что, с одной стороны, суд призван восполнять недостатки правового регулирования гражданских правоотношений, так как толкование норм-принципов права предполагает разъяснение того, что уже существует и подлежит нормативному регулированию. С другой стороны, суд, разъясняя сущность незакрепленных принципов гражданского права, должен формулировать свои позиции по применению (толкованию) закона в решениях по конкретному делу, а не по обобщенной практике.

Нормы-принципы обладают значительной спецификой в структуре механизма гражданско-правового регулирования. Им присущ базовый характер, поскольку, являясь предписаниями основополагающего характера, нормы-принципы определяют цели и функциональную направленность всех гражданско-правовых норм. Несмотря на декларативную направленность, нормы-принципы задают ориентиры развития для всего комплекса гражданских правоотношений и лежат в основе деятельности субъектов гражданского права, одновременно являясь наиболее эластичными образованиями гражданского законодательства.

В тоже время считаем, что наиболее эффективному системному толкованию норм-принципов гражданского права будет способствовать их закрепление в Гражданском кодексе РФ. Поскольку при косвенном закреплении принципа права нормы-принципа как таковой не возникает. В этом случае, как пишет О.А. Кузнецова, говорят, что принципы права «размыты» в правовой материи, в других правовых нормах1. Однако и при такой внешней форме объективизации они являются объектами системного толкования.

Важным аспектов, влияющим на процесс системного толкования норм-принципов, выступает их системный характер. Исходя из того, что «функционирование системы принципов права предполагает возникновение системных связей двух уровней: внешние связи или связи со средой (прямые и обратные) и внутрисистемные связи (т.е. связи внутри системы принципов права)», становится ясно, что принципы гражданского права – это самостоятельное системное образование.

Опираясь на принципы методологического плюрализма, выделим ряд существенных положений, имеющих непосредственное значение для уяснения особенностей механизма системного толкования норм-принципов гражданского права:

-        нормы-принципы гражданского права, их система находятся в непрерывном развитии;

-        нормы-принципы гражданского права выступают юридическим основанием системности права и особым образом интегрируют систему гражданского права;

-        нормы-принципы гражданского права представляют систему более высокого уровня (вбирают в себя ключевые, основополагающие морально-нравственные идеи;

-        норма-принцип гражданского права это отдельное правосистемное образование, являющееся своеобразной микросистемой, связанной как с внешней средой (правовой системой, обществом в целом), так и с другими принципами права. Включение какого-либо из принципов в систему обусловлено внутренней связью с остальными принципами. В обозначенной системе каждый принцип тесно взаимодействует с другими принципами при этом обеспечивается эффективность механизма гражданско-правового регулирований.

Системное толкование каждой нормы-принципа гражданского права должно осуществляться исходя из интерпретации его в качестве отдельного элемента единой системы принципов гражданского права, а также выявление их взаимосвязей, что позволило сделать вывод о том, что системное толкование одного принципа способствует толкованию другого и наоборот.

Принципы гражданского права как система функционируют на разных уровнях интеграции общественных отношений. На каждом таком уровне принципы права выполняют характерные функции. Особая функциональная направленность принципов права позволяет говорить об их системообразующем значении для гражданского права. Принципы гражданского права являются правосистемными образованиями, поскольку имеют достаточно сложную внутреннюю структуру. Структурное содержание принципа гражданского права как объекта системного толкования это императивное требование, вытекающие из него, которое связывает общественные отношения необходимостью подчинения этим требованиям[19].

Соответственно их системное толкование должно отражать такое взаимодействие их структурных и функциональных связей, которое приводит к интегративному пониманию в системном и содержательном аспектах деятельности по их толкованию. Системное толкование каждой нормы-принципа гражданского права должно осуществляться исходя из интерпретации его в качестве отдельного элемента единой системы принципов гражданского права, а также выявление их взаимосвязей, что позволило сделать вывод о том, что системное толкование одного принципа способствует толкованию другого и наоборот.

Несмотря на то, что основной целью системного толкования является создание условий для эффективного функционирования системы гражданско-правовых норм и обеспечение баланса законных интересов общества, государства и частноправовых интересов субъектов гражданского права, законодатель не способен в силу самого характера правотолковательной деятельности подчинить ее императивному правовому режиму. Поэтому в указанной ситуации всегда можно найти определенный процент усмотрения субъекта, интерпретирующего норму гражданского права.

Характерной особенностью второй группы взглядов является сведение усмотрения к специфическому интеллектуально-волевому процессу как виду деятельности, направленному на поиск оптимального решения (А.Т. Боннер1). Следствием этой позиции стал вывод В.Г. Антропова о том, что всякая правоприменительная ситуация усмотрительна – явно или имплицитно предоставляет правоприменителю возможность выбора решения. Ситуация усмотрительна явно, если правовая норма явным образом формулирует множество разнозначных в отношении фиксированной совокупности фактических обстоятельств альтернативных решений. Ситуация усмотрительна имплицитно, если при видимой безальтернативности содержания нормы, тем не менее, присутствует имплицитная альтернатива ее неприменения или существует возможность различных (по количеству и содержанию) вариантов группировок фактических обстоятельств, имплицирующих применение соответственно различных правовых норм.

Таким образом, применительно к осуществлению усмотрения злоупотребление правом можно рассматривать как злоупотребление правовой свободой. При этом преступаются рамки действующего права. Отсюда возникает необходимость создания правовых условий для полноценной реализации принципов доктриналъности (правоидеологического обоснования), справедливости (нравственности), логичности, целесообразности, непредубежденности, беспристрастности.

Принцип доктринальности предполагает реализацию усмотрения на основе научного подхода, демократизма, предполагающего использование принципа идеологического плюрализма и всестороннего анализа и учета существующих взглядов и доктринальных исследований.

Принцип справедливости предполагает реализацию усмотрения в соответствии с теми или иными нравственными ценностями интерпретатора, ибо познание во многом обусловлено социокультурными ценностями1. Анализируя ту или иную норму права, необходимо обратиться к мировоззренческим установкам субъекта толкования, учесть идеологические моменты, экономические и социокультурные условия, влияющие на объективный смысл текста правовой нормы. В герменевтике это обращение называется «предпонимание».

Субъективная беспристрастность предполагает принятие усмотрительного решения при отвлечении от аффектов, насколько осознанными они представляются.

Принцип непредубежденности предполагает принятие правоусмотрительного решения при отвлечении от предубеждений, насколько осознанными они представляются.

Принцип логичности предполагает реализацию усмотрения в соответствии с правилами логики.

Правовые пределы судебного усмотрения связаны с содержанием принципов и норм гражданского права, а также юридической практикой их применения. В правоприменении данные пределы являются доминирующими (основными), именно они в большей мере ставят границы, в рамках которых выбор судом варианта решения наиболее оптимален. Нравственно-правовые пределы судебного усмотрения формируются на началах нравственных категорий, нашедших свое правовое закрепление. В судебной практике указанные пределы в большинстве случаев можно отнести к числу вспомогательных или факультативных, дополняющих и конкретизирующих правовые пределы усмотрения.

Представляется, что пределом для усмотрения суда при системном толковании нормы гражданского права могут основные начала гражданского законодательства и принципы права, а также судебная практика и правовая доктрина.

Справедливость, добросовестность, разумность являются нравственно-правовым пределам судебного усмотрения.

Справедливость являясь нравственно-правового пределом судебного усмотрения должна выражаться в независимости и беспристрастности судьи. В этом качестве она служит залогом восстановления нарушенного права соразмерно характеру и уровню нарушения права.

Необходимость судье соответствовать таким требованиям как честность, правдивость, совестливость, осознание собственного долга составляет суть такого нравственно-правового критерия как добросовестность. В этой связи особое значение придается личным качествам судьи[20].

Разумность в рамках судебного правоприменения понимается в объективном и субъективном смысле. Субъективное значение подразумевает «разумность» действий участников правоотношений. Суд, принимая решение о разумности участников правоотношения по усмотрению, очерчивает его пределы исходя из совокупности обстоятельств дела, оценки объективной и субъективной стороны поведения участников сравнивая его с возможным поведением среднего человека в конкретных обстоятельствах. Объективное значение разумности предполагает разумные, добросовестные, справедливые действия суда. Нравственно-правовые пределы судебного усмотрения выражаются в соотнесении своих представлений о разумности с позицией среднего добросовестного судьи, учитывающего сочетание интересов сторон и целей судопроизводства, а также способного познавать, систематизировать полученные знания о предметах и явлениях, выявлять причинно-следственные связи между предметами и явлениями, а также действовать сообразно полученным знаниям и выявленным взаимосвязям.

Усмотрение всегда сопутствует правотолковательной деятельности, в том числе связанной с системным толкованием правовых норм. Усмотрение в процессе толкования нормы права существует в силу объективных и субъективных причин, поэтому системное толкование необходимо также рассматривать как интеллектуально-волевую деятельность, в основе которой лежит усмотрение субъекта интерпретационной деятельности в выборе субъективно-оптимального решения. Усмотрение в процессе системного толкования норм гражданского права предлагается рассматривать как оптимизирующую этот процесс деятельность.

Правовым основанием интерпретационного усмотрения в деятельности по толкованию норм гражданского права является юридически закрепленная позитивным гражданским правом возможность осуществлять толкование, основываясь на субъективном праве на усмотрение, а равно и с помощью правовой регламентации процедуры реализации данного субъективного права.

Свобода усмотрения весьма сложна и одновременно актуальна, ибо ее решение позволит сделать процесс системного толкования норм гражданского права эффективным и в юридическом, и в социальном аспектах. Пределами усмотрения являются социальные и правовые ограничения. Они устанавливают меру свободы для субъекта интерпретационного процесса соразмерно с субъективным пониманием принципов доктриналъности, справедливости (нравственности), логичности, целесообразности, непредубежденности, беспристрастности.

Установлено, что характер интересов определяет особенности формирования усмотрения субъектов толкования. Усмотрение в рамках методологии системного толкования должно рассматриваться как элемент цепочки взаимосвязанных понятий, а именно потребности – интересы – ценности – цели. Сочетание публичных и частных интересов при формировании усмотрения определяет соотношение конкретных приемов и методов системного толкования.

В процессе системного толкования норм гражданского права частное усмотрение представляет собой интеллектуально-волевую деятельность по выбору наиболее оптимального варианта интерпретации нормы права с учетом особенностей формирования частного интереса субъекта толкования. Юридическая специфика частного усмотрения заключается в самом характере частного интереса. Судебное усмотрение при применении системном толковании нормы гражданского права это осуществляемый судом относительно свободный выбор возможной интерпретации норм права, ограниченный позитивным правом и пределами осуществляемых судом правомочий.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение необходимо отметить, что своему распространению в гражданском праве системное толкование обязано эволюционированию юридической мысли и правоприменительной практики. Толкование норм права, прежде всего, связано как с объективными, так и субъективными факторами социальной действительности. Правовая природа исследуемого явления может быть обнаружена посредством функционального теоретического анализа и на основе комплексного анализа его существенных признаков и свойств.  В работе отмечается, что наиболее верный методологический подход к определению дефиниции «системное толкование», напрямую связан с определением изначальной цели формулирования такого юридического термина. Именно цель формирования того или иного термина в правовой науке содержит указание на комплексный подход к постигаемому феномену. Результатом определения как логического приема является научный термин (текстовая дефиниция) «системное толкование». Для этого важно определить его основные критерии. Как представляется, эти критерии состоят в следующем. Любое научное понятие обязано предельно четко отражать сущность исследуемой правой категории и быть широко распространенным. В тоже время формирования понятия в праве подразумевает необходимость учета логических связей понятия и обозначаемого им явления. Более того понятие должно отображать основополагающие признаки исследуемого феномена.

На основе использованных в работе теоретико-методологических подходов автором предложено определение научного понятия (термина) «системное толкование», в котором соединяются существенные признаки предмета применительно к отрасли гражданского права. Предложенное авторское определение системного толкования в цивилистическом аспекте переносит акцент на функциональную роль исследуемого вида толкования в рамках отрасли гражданского права. Одновременно главным признаком научного термина «системное толкование» предлагается признать устойчивую однозначность. Представляется, что в целях наибольшего соответствия правовых терминов правовой действительности в отраслевых научных исследованиях целесообразно применять терминологичное понятия «системное толкование». Оно наиболее точно способствует изучению сущности исследуемого нами явления, поскольку не содержит в себе эмоциональной субъективной составляющие и не зависит от контекста. Именно научная дефиниция «системное толкование» будет соответствовать определенному понятию. В этом качестве термин и обозначаемое им понятие станут действенным методологическим инструментом научного познания. В работе проведен анализ эффективности системного толкования, что предполагает последовательное изучение его элементов. Установлено, что основные направления оценки такой эффективности задаются функциями системного толкования в гражданском праве. В процессе системного толкования как интеллектуально-волевой деятельности интерпретатор последовательно прибегает к использованию того или иного приема, в том числе комплекса приемов, которые в свою очередь могут составлять отдельные способы толкования норм права. При этом специфика системного толкования будет проявляться в конкретном наборе таких приемов, используемых во взаимосвязи с учетом структурно-функциональных связей норм гражданского права. Как мыслительный процесс системное толкование необязательно будет включать в себя весь комплекс конкретных абстрактных действий (приемов), составляющих основу системного метода толкования норм права.

По своей гносеологической природе системное толкование норм гражданского права не относится к эмпирическим исследованиям, в виду того что его непосредственной целью выступает установление содержания конкретной гражданско-правовой нормы на основе последовательного использования структурно-функциональных связей норм гражданского права.

В работе на основе функционального подхода определяется место исследуемого метода толкования норм права при совершенствовании механизма гражданско-правого регулирования. Доказывается, что именно в функциональном назначении системного толкования можно увидеть прямую связь с сущностью исследуемого правового феномена, а также выявить стоящими перед ним цели и задачи.  Рассмотрен вопрос о соотношении и взаимодействии конкретизации и системного толкования норм гражданского права. Установлено, что системное толкование и конкретизация это взаимосвязанные, но не одинаковые по своей правовой природе явления. В тоже время в практической деятельности по системному толкованию норм гражданского права между системным толкованием правовых оценочных норм и их конкретизацией весьма трудно провести границу.

Конкретизация выступает и основной задачей и особым правовым средством системного толкования оценочной нормы гражданского права (см. Приложение4). Одновременно системное толкование выступает одним из главных методов конкретизации, а нередко и официальным результатом завершенного процесса конкретизации оценочной нормы. Поэтому представляется, что конкретизация – это в большей степени обобщающее родовое понятие, обозначающее специально-юридическую деятельность, имеющую место в правотворчестве, в правоприменении, в процессе интерпретации оценочных норм гражданского права.  Специфика системного толкования оценочных норм заключается в том, что для надлежащего применения такой нормы гражданского права невозможно обойтись без использования приемов конкретизации. Применительно к сфере системного толкования оценочных норм гражданского права конкретизация выступает как процесс развертывания знаний интерпретатора о содержании оценочного понятия и объеме его толкования.

Системное толкование осуществляется исходя из осознания того, что одной из главных функциональных характеристик оценочных норм гражданского права выступает фиксирование постоянно изменяющихся обстоятельств. Таким образом, конкретизация и системное толкование оценочных норм гражданского права – явления объективные, свойственные сущности гражданско-правового регулирования на современном этапе его развития и во многом обладающие общими чертами, что, однако, не говорит об их тождественности. Объектом конкретизации и системное толкования выступает оценочная норма гражданского права. Формальная неопределенность и наибольшая абстрактность оценочных норм гражданского права, возрастающая потребность в правильном, единообразном и эффективном применении норм гражданского права, содержащих оценочные понятия, а также общая динамика имущественных отношений предопределили развитие системного толкования и конкретизации исследуемых правовых предписаний. В гражданском праве оба процесса – системное толкование и конкретизация – занимают важное место в механизме применения оценочных норм права и направлены на обеспечение единообразного применения таких юридических норм. В работе исследуется природа принципов права. Результатом такого анализа следует вывод, что механизм их формирования находится за пределами правовых институтов и является областью психолого-философских наук, а для гражданского права имеет значение только юридически значимая сторона принципов права, которая может быть объективно закреплена в норме права. Поэтому принципы гражданского права как объекты системного толкования следует понимать не просто в качестве идей правосознания, но как правовые нормы, хотя и обладающие некоторой спецификой. Генезис механизма системного толкования норм-принципов гражданского права лежит в их двойственности. С одной стороны они отражают главные отраслевые особенности правового регулирования имущественных отношений (что само по себе оказывает определенное влияние на интерпретационную деятельность) и критерии, которые должны учитываться при обнаружении пробелов в законодательстве и применении норм права по аналогии, с другой – нормы-принципы являются одновременно и объектами системного толкования.

Соответственно их системное толкование должно отражать такое взаимодействие их структурных и функциональных связей, которое приводит к интегративному пониманию в системном и содержательном аспектах деятельности по их толкованию. Системное толкование каждой нормы-принципа гражданского права должно осуществляться исходя из интерпретации его в качестве отдельного элемента единой системы принципов гражданского права, а также выявление их взаимосвязей, что позволило сделать вывод о том, что системное толкование одного принципа способствует толкованию другого и наоборот. Установлено, что усмотрение в процессе толкования нормы права существует в силу объективных и субъективных причин, поэтому системное толкование необходимо также рассматривать как интеллектуально-волевую деятельность, в основе которой лежит усмотрение субъекта интерпретационной деятельности в выборе субъективно-оптимального решения. Усмотрение в процессе системного толкования норм гражданского права предлагается рассматривать как оптимизирующую этот процесс деятельность. Свобода усмотрения весьма сложна и одновременно актуальна, ибо ее решение позволит сделать процесс системного толкования норм гражданского права эффективным и в юридическом, и в социальном аспектах. Пределами усмотрения являются социальные и правовые ограничения. Указанные ограничения очерчивают рамки допустимой свобода действий в выборе варианта толкования нормы права соразмерно с субъективным пониманием принципов доктриналъности, справедливости (нравственности), логичности, целесообразности, непредубежденности, беспристрастности.

Установлено, что характер интересов определяет особенности формирования усмотрения субъектов толкования. Усмотрение в рамках методологии системного толкования должно рассматриваться как элемент цепочки взаимосвязанных понятий, а именно потребности – интересы – ценности – цели. Сочетание публичных и частных интересов при формировании усмотрения определяет соотношение конкретных приемов и методов системного толкования. В процессе системного толкования норм гражданского права частное усмотрение можно рассматривать как интеллектуально-волевую деятельность, связанную с выбором приемлемого варианта интерпретации нормы права с учетом особенностей формирования частного интереса субъекта толкования. Юридическая специфика частного усмотрения заключается в самом характере частного интереса. Судебное усмотрение при применении системном толковании нормы гражданского права это осуществляемый судом относительно свободный выбор возможной интерпретации норм права, ограниченный позитивным правом и пределами осуществляемых судом правомочий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1.                Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Российская газета. – 2009. – N 7. – 21 января.

2.                Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 05.05.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2014) // Собрание законодательства РФ. – 1994. – N32. – Ст.3301.

3.                Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2014) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – N5. – Ст.410.

Научная и учебная литература

1.                Винниченко Ю.В. Принципы права: общетеоретические и отраслевые аспекты. – Иркутск: МарТ, 2011. – 283 c.

2.                Вопленко Н.Н. Толкование права. - Волгоград: Изд-во Волгоградского госуниверситета, 2012. - 126 с.

3.                Киселев О.А. Оценочные понятия в федеральном правовом регулировании: монография. - М.: Авторская книга, 2012. - 176 c.

4.                Кораблина О.В. Правоприменительное усмотрение в системе российского права: Монография. – Астрахань: Изд. Сорокин Р.В., 2010. – 85 c.

5.                Скурко Е.В. Принципы права в современном нормативном правопонимании. – М.: Юрлитинформ, 2011. – 200 c.

6.                Скурко Е.В. Философия права и правовая жизнь. – М.: Юрлитинформ, 2011. - 176 c.

Периодические издания

1.                Аскерова Л.А. Убеждение и принуждение в механизме правового регулирования // Право и государство: теория и практика. – 2011. - № 2. – С. 12-15.

2.                Баранов А.П. Механизм правового регулирования как процессуальная система // История государства и права. – 2011. - № 8. – С. 41-44.

3.                Беляева О.М. Объект толкования права: воля закона («буква» закона) или воля законодателя («дух» закона)? //Законы России. - 2012. - № 11. - С. 104-109.

4.                Беляева О.М. Оценочные понятия и категории как средства юридической техники // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2013. – № 8. – С. 83-87.

5.                Бережко Е.В. Публичный и частный интересы как правовые категории, их соотношение // Ученые записки. Выпуск 8. Защита прав и свобод человека и гражданина по российскому законодательству: сборник научных трудов. – Оренбург: ООО ИПК Университет, 2012. – С. 115-119.

6.                Борисов Г.А., Носков В.А. Герменевтика права: проблема интегративной трактовки // Право. – 2013. – № 2. – С. 23-31.

7.                Волков А.В. Обход закона как наивысшая форма злоупотребления правом // Гражданское право. – 2013. – № 2. – С. 2-8.

8.                Волков А.В. Понятие «обход закона» в доктрине и практике гражданского права // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2013. – № 1. – С. 67-81.

9.                Воронин М.В. Принципы права и системность права // Юридический мир. – 2012. – № 11. – С. 63-66.

10.           Диденко А.А. К вопросу о роли системной методологии для цивилистического исследования // Материалы 2 Международной молодежной научной конференции «БУДУЩЕЕ НАУКИ – 2014». – Курск, 2014. – С. 110-112.

11.           Диденко А.А. О системной методологии в современной цивилистической науке // Научный поиск в современном мире: сборник материалов 5-й международной науч.-практ. конф., – Махачкала: ООО Апробация, 2014 – С. 107-109.

12.           Капустина М.А. Теоретико-методологические проблемы исследований механизма правового регулирования // Научные труды РАЮН. – Вып. 11. – В 2 т. – Т. 1. – 2011. – С. 232-235.

13.           Короткова М.А., Потеева О.С. Правовая герменевтика // Актуальные проблемы права в XXI веке: Сборник статей Всероссийской научно-практической. – М., 2012. – С. 165-169.

14.           Малахов В.П. Многообразие методологий современной теории государства и права: системная методология // История государства и права. - 2012. - № 19. - С. 43-45.

15.           Шабаева О.А. Общая характеристика механизма правового регулирования // Вестник БГУ. – 2012. – № 2. – С. 214-219.

Интернет-источники

1.                Агапов О. Герменевтический и феноменологический подходы к пониманию интерпретации // Вестник ТИСБИ. – 2013. – № 3: электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.tisbi.ru/science/vestnik/2013/issue3/Kult1.html,

2.                Национальна энциклопедическая служба // - 2015: электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.determiner.ru

Диссертации и авторефераты

1.                Абрамова А.А. Эффективность механизма правового регулирования: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Красноярск, 2011. – 24 с.

2.                Булаев А.Н. Роль систематического толкования в обеспечении единства российского законодательства: Автореф. … дисс. канд. юрид. наук. – Саратов, 2012. – 26 с.

3.                Ващенко Ю.С. Филологическое толкование норм права: дисс. ... канд. юрид. наук. - Тольятти, 2012. – 200 с.

4.                Залоило М.В. Понятие и формы конкретизации юридических норм: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2011. – 20 с.

5.                Захарова К.С. Системные связи принципов права: теоретические проблемы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Саратов, 2013. – 20 с.

6.                Комиссарова Е.Г. Принципы в праве и основные начала гражданского законодательства. Дисс... докт. юрид. наук. – Екатеринбург, 2012. – С. 102-103.

7.                Кондратюк Д.Л. Нравственно-правовые принципы в гражданском праве России (на примере справедливости, гуманизма, разумности и добросовестности): Дисс… канд. юрид. наук. – М., 2012. – 210 с.

8.                Скиндерев Р.В. Объективное и субъективное в праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2011. – 85.

9.                Слесарев А.В. Специально-юридическое толкование норм гражданского права: Дис. ... канд. юрид. наук. – Омск, 2013. – 205 с.

Судебная практика

1.                По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева: Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 № 6-П // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2003. – № 3.

2.                Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.08.2009 по делу № А58-5951/08 // СПС Консультант плюс.

3.                Постановление ФАС Центрального округа от 25.09.2009 № Ф10-4044/09 по делу № А09-4497/2009 // СПС Консультант плюс.

4.                ФАС Северо-Кавказского округа от 24.09.2012 по делу № А53-4859/2011(о признании незаключенным и не соответствующим закону договора кредита); Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.06.2009 № А19-13656/07-42-62-27-Ф02-2444/09 по делу № А19-13656/07-42-62-27 (возмещение судебных расходов); Постановление ФАС Поволжского округа от 12.07.2008 по делу № А65-786/2008-СА 1-23 (применение обеспечительных мер); Постановление ФАС Центрального Округа от 23.09.2008 по делу № А35-5799/07-С12 (приобретение имущества) // СПС Консультант Плюс.

5.                Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.03.2013 по делу № А32-4295/2012 (о взыскании задолженности по муниципальному контракту); Постановление 121.

6.                Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29.11.2013 по делу № А53-2903/2013; Апелляционное определение Свердловского областного суда от 06.02.2014 по делу № 33-1071/2014; Апелляционное определение Свердловского областного суда от 18.12.2013 по делу № 33-15861/2013 // СПС Гарант.

7.                Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2002 г. № 32-В02-1, ФАС Волго-Вятского округа от 15.05.2012 по делу № А11-4803/2011; Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2012 по делу № А05-6091/2012 // СПС Консультант плюс.

Приложение1                     

Приложение 2

Приложение 3

Приложение 4



[1] Скиндерев Р.В. Объективное и субъективное в праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2011. – С. 17.

[2] Короткова М.А., Потеева О.С. Правовая герменевтика // Актуальные проблемы права в XXI веке: Сборник статей Всероссийской научно-практической. – М., 2012. – С. 165.

[3] Беляева О.М. Объект толкования права: воля закона («буква» закона) или воля законодателя («дух» закона)? //Законы России. - 2012. - № 11. - С. 104.

[4] Шабаева О.А. Общая характеристика механизма правового регулирования // Вестник БГУ. – 2012. – № 2. – С. 214.

[5] Воронин М.В. Принципы права и системность права // Юридический мир. – 2012. – № 11. – С. 63.

[6] Скурко Е.В. Философия права и правовая жизнь. – М.: Юрлитинформ, 2011. – С. 86.

[7] Капустина М.А. Теоретико-методологические проблемы исследований механизма правового регулирования // Научные труды РАЮН. – Вып. 11. – В 2 т. – Т. 1. – 2011. – С. 232.

[8] Баранов А.П. Механизм правового регулирования как процессуальная система // История государства и права. – 2011. - № 8. – С. 42.

[9] Диденко А.А. О системной методологии в современной цивилистической науке // Научный поиск в современном мире: сборник материалов 5-й международной науч.-практ. конф., – Махачкала: ООО Апробация, 2014 – С. 107.

[10] Вопленко Н.Н. Толкование права. - Волгоград: Изд-во Волгоградского госуниверситета, 2012. – С. 69.

[11] Диденко А.А. К вопросу о роли системной методологии для цивилистического исследования // Материалы 2 Международной молодежной научной конференции «БУДУЩЕЕ НАУКИ – 2014». – Курск, 2014. – С. 111.

[12] Винниченко Ю.В. Принципы права: общетеоретические и отраслевые аспекты. – Иркутск: МарТ, 2011. – С. 78.

[13] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2014) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – N5. – Ст.410.

[14] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.08.2009 по делу № А58-5951/08 // СПС Консультант плюс.

[15] Постановление ФАС Центрального округа от 25.09.2009 № Ф10-4044/09 по делу № А09-4497/2009 // СПС Консультант плюс.

[16] Малахов В.П. Многообразие методологий современной теории государства и права: системная методология // История государства и права. - 2012. - № 19. - С. 45.

[17] Киселев О.А. Оценочные понятия в федеральном правовом регулировании: монография. - М.: Авторская книга, 2012. – С. 62.

[18] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2002 г. № 32-В02-1.

[19] Бережко Е.В. Публичный и частный интересы как правовые категории, их соотношение // Ученые записки. Выпуск 8. Защита прав и свобод человека и гражданина по российскому законодательству: сборник научных трудов. – Оренбург: ООО ИПК Университет, 2012. – С. 117.

[20] Борисов Г.А., Носков В.А. Герменевтика права: проблема интегративной трактовки // Право. – 2013. – № 2. – С. 29.



Поиск по файловому архиву
Fast Reply  Оставить отзыв  Add File

Collapse

> Статистика файлового архива

Десятка новых файлов 
105 пользователей за последние 3 минут
Active Users 105 гостей, 0 пользователей, 0 скрытых пользователей
Bing Bot, Yandex Bot, Rambler Bot
Статистика файлового архива
Board Stats В файловом архиве содержится 217132 файлов в 132 разделах
Файлы в архив загрузили 6 пользователей
Файлы с архива были скачаны 13136832 раз
Последний добавленный файл: прессовая и сушильная части Б.Д.М от пользователя z3rg (добавлен 16.2.2016, 23:01)
RSS Текстовая версия
Рейтинг@Mail.ru

Эрих РЕДЕР
гросс-адмирал, командующий военно-морским флотом Германии и Третьего рейха (1928—1943). В мае 1945 года оказался вместе с женой в советском плену, был переправлен в Москву. Международный военный трибунал в Нюрнберге приговорил его к пожизненному зак...
>>>
Смотреть календарь

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ на факультете социологии МГУ защитил докторскую диссертацию. «Россия: прошлое, настоящее и будущее русской нации» — так называлась тема, выбранная для защиты новоиспеченным доктором философских наук. Ученому не пришлось корпеть ... >>>
Смотреть календарь

ГЕПАТИТ ВИРУСНЫЙ (hepatitis viralis) общее название двух клинически сходных инфекционных вирусных болезней - инфекционного гепатита и сывороточного гепатита, характеризующихся преимущественным поражением ретикулоэндотелиальной системы печени и пищеварительного тракта

Комплимент как риторический жанр

В последние годы чрезвычайно актуальным стал вопрос о национальной идентичности, о пути к открытому демократическому обществу, об интеграции в Европейское Сообщество. В связи с этим возрос интерес к процесс...