IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Поиск по файловому архиву
  Add File

> Диктатура Цезаря

Информация о файле
Название файла Диктатура Цезаря от пользователя z3rg
Дата добавления 20.4.2009, 15:08
Дата обновления 20.4.2009, 15:08
Тип файла Тип файла (zip - application/zip)
Скриншот Не доступно
Статистика
Размер файла 37.76 килобайт (Примерное время скачивания)
Просмотров 2072
Скачиваний 1
Оценить файл

Описание работы:


Тип работы: курсовая
Первый триумвират и галльские войны Цезаря. Гражданская война 49 – 45 гг. до н.э. и захват Цезарем единоличной власти. Характер власти Цезаря. Внутренняя политика и внешнеполитические планы диктатора.
Загрузить Диктатура Цезаря
Реклама от Google
Доступные действия

Введите защитный код для скачивания файла и нажмите "Скачать файл"

Защитный код
Введите защитный код

Текст работы:


Диктатура Цезаря

Курсовая работа студента I курса исторического факультета 111 группы Новикова И.Е.

Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского

Кафедра истории древнего мира

Саратов 2004

Введение

«Гай Юлий Цезарь принадлежит к тем редким избранникам истории, чей образ не тускнеет от времени, чья слава переживает века. Выдающийся полководец, не менее выдающийся государственный деятель, разносторонний гений – таков как будто никем не оспариваемый приговор ряда поколений. В обрамлении таких эпитетов, в блеске таких оценок Цезарь вошёл в историю»[1] - так С.Л. Утченко начинает свою книгу «Юлий Цезарь».

Объектом изучения данной работы является оценка роли Цезаря и его политики  и для становления нового политического строя в Римской империи – монархии.

Актуальность данной темы обуславливается неординарностью личности Цезаря, тем, что именно его правомерно будет назвать ключевой фигурой в истории Рима.

 Большой интерес и значение для оценки личности Цезаря представляет его биография, написанная Плутархом. Плутарх – грек из Херонеи, родившийся в середине I в. Он занимал видное положение при Траяне и Адриане и был чрезвычайно образованным и плодовитым писателем. Его «Параллельные биографии» - жизнеописания выдающихся греческих и римских деятелей, соединённые попарно. До нас дошло 50 биографий – 46 парных и 4 отдельных. Плутарх не столько историк, сколько философ – моралист. Он сам говорит, что не пишет историю, а биографии, откуда читатели должны черпать примеры того, чему надо подражать и чего следует избегать. Поэтому раскрытие истины стоит для Плутарха на втором плане. Он очень много внимания уделяет различным интимным и мистическим подробностям, в большинстве случаев являющихся лишь слухами и выдумками, часто приводит разговоры, которых слышать не мог.[2]

 «Гражданские войны» составляют особый отдел его большого труда «Римская история». Родина Аппиана – египетская Александрия. Он родился, самое позднее, при Траяне (98 - 117), а умер не ранее 70-х гг. II в. В Александрии  Аппиан занимал высокие должности в городском управлении. Вероятно, при Адриане (117 - 138) ему были дарованы права римского гражданства, причём он был зачислен во всадническое сословие. Аппиан переселился в Рим, где был адвокатом. Во время совместного правления Марка Аврелия и Луция Вера (161 – 169) Аппиан получил назначение прокуратора августа, эта служба при императорском дворе оказала большое влияние на его историческое миросозерцание. Аппиан настроен скорее монархически, чем демократически: он называет убийство Юлия Цезаря кощунственным преступлением, прославляет лиц, мстивших за него, считает демократию по имени «благовидной», но по существу «всегда бесполезной».[3] Аппиан не скрывает своего восхищения перед величием римского государства, обязанным, по его мнению, планомерной мудрости, доблести, выдержанности, твёрдости, благодаря чему Рим сумел достигнуть всемирного владычества, что заставляет относиться к этому источнику с осторожностью, поскольку такое восхищение Римом может невольно привести к преувеличениям и неточности повествования. Но именно такая любовь к Римскому государству послужила для Аппиана стимулом составить римскую историю с её начала до его времени. Так как она написана Аппианом по-гречески, то очевидно, что она предназначалась в первую очередь грекам, точнее – для восточной части государства. Этим объясняется и то, что в своей истории Аппиан называет римские божества греческими именами, цифровые данные приводит по греческому счёту. Свою «Римскую историю» Аппиан составлял уже в преклонных годах, может быть, около 160 г., и, по-видимому, не успел довести её до конца. В основу повествования Аппиан положил территориальный или этнический принцип, но в пределах каждого из сочинений придерживается хронологической основы. Однако от этнического принципа пришлось отказаться при изложении гражданских войн. «Гражданские войны» - единственный памятник античной историографии из числа дошедших до нас, в котором дано связное изложение событий, начиная с эпохи Гракхов и заканчивая преддверием к последней битве между Антонием и Октавианом при Акциуме. Изложение в «Гражданских войнах» строго фактическое и отступлений и экскурсов в сочинении очень мало – сравнение Александра Македонского и Цезаря,[4] и лишь изредка соображения и предположения Аппиана.

Путь Юлия Цезаря от вождя демократической партии до обожествлённого монарха представляет интерес, поскольку его «правление» представляет собой один из последних этапов Римской республики. Историю Юлия Цезаря в связи с падением республики изучали и излагали ещё в древности. Античные авторы императорской эпохи оставили много фактического материала, анализируя его поверхностно, чего нельзя сказать о современных историках.

Монография Н.А. Машкина посвящена уже последующей эпохе Августа, но оговаривает некоторые вопросы времени Юлия Цезаря, исследователь подробно останавливается на толковании термина «цезаризм»[5] и говорит об изменении значения термина «император» при Цезаре.[6] Н.А. Машкин уделяет большое внимание вопросу о характере власти Цезаря и даёт обзор существующих точек зрения. С.Л. Утченко не соглашается с Н.А. Машкиным, утверждая, что в термине «император» времени Цезаря нет монархического смысла, что говорит о другом понимании характера власти диктатора.[7] Вероятно, вследствие этого в монографии С.Л. Утченко больше фактического материала, чем глубокого анализа. Монография А.Б. Егорова весьма интересна, поскольку исследователь не увлекается критикой уже существующих точек зрения, как два вышеназванных историка, подаёт фактический материал сжато, не углубляясь в детали, тем самым, излагая саму суть. Его выводы также лишены длинных пространных формулировок, ясны и лаконичны, что  делает его книгу более лёгкой для восприятия. То же касается и «Истории Рима» С.И. Ковалёва, который не уделяет должного внимания причинно-следственным связям и достаточно кратко излагает фактический материал, причиной чему может быть то, что его монография посвящена не конкретной эпохе, а всей истории Рима.

Цель данной работы – проследить, как Цезарь достиг пика власти в Древнем Риме и сумел изменить его государственный строй.

Задачами курсовой работы являются: рассмотреть, как и когда Цезарь сосредотачивал в своих руках политическую власть, как ему удалось достигнуть единоличной власти, определить характер его власти, проследить изменения социальной опоры Цезаря.

Глава I. Первый триумвират и галльские войны Цезаря

Во второй половине 60-х гг. в Риме и Италии развернулась острая внутриполитическая борьба и кризис римской демократии. В этих условиях вновь обострился аграрный вопрос. Мелкие землевладельцы теряли свои участки, что в свою очередь вело к увеличению числа безземельных. Опираясь на недовольство сельского плебса, народный трибун Сервиллий Рулл разработал радикальный законопроект, предусматривавший наделение землёй малоземельных граждан, весьма невыгодный крупным землевладельцам, всадникам, не желавшим терять контроль над провинциальными доходами, и горожанам, поскольку городской плебс уже порвал связи с сельской жизнью, привыкнув к даровым хлебным раздачам, столичной жизни, и не желал возвращаться к тяжёлому земельному труду.

Обстановка в Риме еще более усложнилась. На 65 г. приходится попытка Катилины произвести переворот. В заговоре принимало участие много представителей римской «золотой молодёжи», для которой предприятие сулило лёгкую возможность избавиться от долгов, что, несомненно, было самым верным лозунгом для выборов, поскольку в 60-х гг. в Риме и Италии большое число мелких землевладельцев, ветераны, в своё время посаженные на земле Суллой, оказались в числе должников. Много должников было и среди горожан[8] . Но поддержка Катилины разношёрстной массой должников была непрочной, ему не доверяли, так как видели в Катилине не защитника интересов масс, а человека, преследовавшего свои личные цели. Более прочную поддержку ему оказали разорившиеся ветераны Суллы, мечтавшие устроить вторые проскрипции по примеру Суллы. Позднее в обществе ходили упорные слухи, что за спиной заговорщиков стояли Красс и Цезарь. Предполагалось в условный день (вероятно, 1 января 65 г.) убить консулов, выбрать на их место своих сторонников и уничтожить видных сенаторов. После этого Красса должны были назначить диктатором, а Цезаря – начальником конницы, и, устроив государственные дела по своему усмотрению, они вернут консульство Автронию и Сулле. Однако две попытки привести заговор в исполнение не удались, как говорит С.И. Ковалёв, «по техническим обстоятельствам»[9] , и план заговора отложили.

Катилина вновь выставил свою кандидатуру в консулы на 63 г., его поддержали демократы. Деньги на предвыборную кампанию дали Красс и Цезарь. Развернулась напряжённая борьба. Оптиматы и всадники объединились против Катилины, и он проиграл.

Катилина, согласно Аппиану, с того времени отошел от государственных дел, так как, по его мнению, они не ведут быстро и верно к единодержавию, но полны раздоров и интриг.[10] Неудачи его не сломили, и на 62 г. Катилина в третий раз выставил свою кандидатуру в консулы. Основным пунктом его избирательной программы была кассация долгов, что обеспечило ему большое число сторонников. Одновременно с открытой агитации шла тайная подготовка к восстанию. Агенты Катилины вербовали сторонников и заготовляли оружие. Трудно определить роль Цицерона и Красса в этом «втором заговоре Катилины». Возможно, что они отошли от движения, испугавшись массового характера этого движения. Консульские выборы состоялись поздним летом 63 г. и проходили в военной обстановке. Катилина и в этот раз потерпел поражение. Тогда заговорщики решили прибегнуть к открытому перевороту. Восстание было назначено на конец октября, о чём Цицерону донесла Фульвия, любовница заговорщика Квинта Курия.[11] Поэтому и эта попытка переворота оказалась неудачной.

Борьба вокруг законопроекта Сервилия Рулла и заговор Катилины отразили быстрый упадок римской демократии середины I в:[12] коррумпированный сенат уже давно утратил свой прежний непререкаемый авторитет; значение республиканских магистратур также было подорвано уже имевшим место примером пожизненной диктатуры; комиции после фактической замены народного ополчения корпоративной армией оказались в состоянии глубокого кризиса[13] . В нём были здоровые социальные силы: мелкие земельные собственники, городские ремесленники, рабы. Но эти слои населения показали себя совершенно неорганизованными. Гибельное влияние на движение оказала его верхушка, где преобладали деклассированные элементы. Для них движение имело только тот смысл, что могло спасти их от долгов и обогатить. К 60-м гг. произошло размежевание интересов сельского и городского плебса, свидетельством чего может служить лёгкая победа сената над законопроектом Сервилия Рулла. Сельский плебс добивался земли, горожане не разделяли их требований, в то время как сельские жители не понимали требований городского населения. Однако народное собрание в Риме, которое принимало законы, в том числе и аграрные, состояло в основном из горожан, а следовательно, всё слабее отражало интересы сельского населения. В связи с этим сельские плебеи всё более уклоняются от участия  в народном собрании и ищут защитников своих интересов среди победоносных военачальников. Сельские жители шли в армию для того, чтобы после положенного срока службы получить земельные участки от своего полководца, что не могло не привести к упадку народных собраний, что в свою очередь приводило к возрастанию политической роли армии и её командиров. Всё это привело к тому, что Римская армия сделалась крупной социальной силой.

Подавление движения сильно укрепило позиции оптиматов. Цезарь и Красс, независимо от их действительного участия в заговоре, были сильно скомпрометированы и на некоторое время отошли от активной политической жизни. Цезарь на 61 г. получил наместничество в Дальней Испании[14] . Летом 60 г. он возвратился. В Испании он вел удачные военные действия, подчинил непокорные ещё Риму племена лузитанов и каллаиков и провёл ряд мер внутреннего управления: урегулировал отношения с кредиторами и должниками, добился через сенат отмены податей, ранее наложенных на местное население. Он снова выступил в роли патрона как отдельных лиц, так и некоторых общин[15] . Его блестящая военная деятельность в провинции давала ему все основания получить триумф.[16] Но, с другой стороны, он желал баллотироваться в консулы на 59 г. Для этого ему было необходимо лично выставить свою кандидатуру, но до триумфа Цезарь не имел права переступать черту города[17] . Он имел мало шансов, и обстановка подсказывала необходимость объединения всех демократических сил. Цезарь договорился с Помпеем и помирил его с Крассом. Союз был выгоден всем троим. Так, летом 60 г. образовался первый триумвират[18] . Для скрепления союза в начале 59 г. Цезарь выдал замуж за Помпея свою дочь Юлию[19] . Триумвират, прежде всего, был личным соглашением Цезаря и Помпея; Красс, в сущности, нужен был им только в качестве буфера. Они оба стремились к единоличной власти: Цезарь твёрдо и последовательно, Помпей нерешительно. С этой точки зрения они были врагами, но пока нуждались друг в друге. С другой стороны, в форме триумвирата выступила известная консолидация враждебных оптиматам сил: за Цезаря и Помпея стояла демократия, Красса поддерживало всадничество. На заднем плане выступала профессиональная армия. Общей платформой соглашения являлась формула: в республике не должно происходить ничего, что не было бы угодно каждому из трёх.[20] Ближайшей же целью было избрание Цезаря консулом, в качестве такового он и должен был провести меры, нужные Помпею и Крассу. Цезарь победил на выборах.

Ему удалось достичь многого во время его консульства, но по сложении полномочий Цезарю угрожала потеря влияния. Наместничество в Галлии вполне соответствовало его тайным планам, так как именно там он мог создать себе плацдарм для предстоящей решительной борьбы за власть. Эта провинция представляла главный объект стремлений римских купцов, публиканов и военных авантюристов. Свободная от римлян Галлия распадалась на множество самостоятельных племён, враждовавших друг с другом.[21] Но по решению сената, состоявшегося ещё в 60-м г., в качестве консульских провинций на    58 г. были объявлены Siluae Collesque. К Siluae относилась крайняя часть Бруттия, Colles – район около Брундизия. Бедные италийские районы не могли ни дать богатства, ни создать военной славы. Но Цезарь и в вопросе о провинции, как и в других важных политических вопросах, воспользовался традицией партии популяров[22] . Вопрос о провинции Цезаря был поставлен на народном собрании, где был предложен и утверждён закон Публия Ватиния, по которому Цезарь получал в управление Цизальпинскую Галлию и Иллирик сроком на пять лет. Ему предоставлялись три легиона, он получал право назначать по своему усмотрению двойное число легатов, выводить колонии граждан[23] . Вскоре сенат присоединил Транзальпинскую Галлию к провинциям Цезаря.[24] Основанием для экстраординарных полномочий явились довольно сложные отношения, сложившиеся в Галлии и угрожавшие власти римлян, возможно, это было предлогом. Заранее определённый длительный срок, необычайно широкие полномочия, значительные военные силы, предоставляемые одному промагистрату, - всё это было необычным. Как считает Н.А. Машкин, закон Ватиния заложил основы военной монархии в Риме[25] .

Когда Цезарь в 58 г. прибыл в Нарбонскую Галлию[26] , в собственно Галлии было весьма тревожное положение – на территории, прилегающей к провинции Цезаря, уже давно боролись за власть эдуи, секваны и арверны. Эдуи считали своими союзниками римлян. Секваны и арверны – германцев. По просьбе секванов вождь германского племени свевов Ариовист с большим отрядом перешёл Рейн и после долгой борьбы победил эдуев (около 60 г.), за эту помощь секваны должны были уступить Ариовисту часть своих земель.

В связи с вторжением германцев пришли в движение гельветы. В поисках свободной земли они решили поселиться в устье Гарумны, для чего им было необходимо пройти через Нарбонскую Галлию, чему категорически воспротивился Цезарь. Чтобы помешать гельветам, он занял позицию на северной границе.[27] Гельветы пытались прорвать укреплённую линию, но это оказалось безрезультатным, и они двинулись через область секванов и эдуев.[28] Хотя движение в этом направлении не затрагивало ни реальных, ни престижных интересов римлян и не давало им права вмешиваться во внутренние дела галлов, Цезарь, мотивируя свои действия тем, что гельветы слишком воинственны и слишком враждебны, а потому могут представлять серьёзную угрозу Провинции, счёл необходимым открыто выступить против них. Он перешёл границы Нарбонской Галлии и в июне 58 г. нанёс гельветам тяжёлое поражение[29] , после чего уцелевшая часть племени вынуждена была «вновь заселить ту землю, которую они покинули»[30] .

Следующей задачей было уничтожение влияния германцев. Цезарь хотел представить борьбу с Ариовистом как общее дело всей Галлии. С этой целью летом 58 г. в Бибракте под римским влиянием был созван съезд представителей галльских племён, который обратился к Цезарю с просьбой защитить их от германцев. Так как Ариовист отказался исполнить римские требования, Цезарь объявил ему войну. В сентябре 58 г. в верхнем Эльзасе, недалеко от Рейна, Ариовисту было нанесено сокрушительное поражение[31] , но «Ариовист с немногими людьми успел всё же переправиться через Рейн»[32] .

Таким образом, за одну летнюю кампанию 58 г. Цезарь успешно окончил две войны – против гельветов и против Ариовиста, и римляне впервые достигли Рейна, который с тех пор долго оставался восточной границей их владений в Галлии. Для того чтобы лучше удержать линию Рейна, Цезарь оставил на его левом берегу ряд мелких германских племён, которые за это должны были защищать Галлию от своих же соотечественников на правом берегу. Цезарь первый начал политику использования варваров против варваров же, которую позднее стали проводить римские императоры.

Успешная военная кампания дала ему контроль над южной и центральной Галлией. Но многие племена Галлии не склонны были без борьбы подчиниться Риму. Первым племенем, с которым пришлось столкнуться Цезарю, стали ремы – ближайшие соседи белгов. Они выразили полную покорность Риму, не вступая в войну с ним[33] . В 57 г. Цезарь с 8 легионами выступил против белгов[34] . Он перевёл свои войска через Аксону и разбил лагерь; тогда белги опустошили окрестные поля и расположились лагерем менее чем в двух милях от него. Фронтального сражения долго не происходило. Когда завязалось конное сражение, белги предприняли попытку перейти Аксону вброд и таким образом зайти римлянам в тыл и отрезать их от области ремов и от подвоза продовольствия. Но эта попытка была успешно отражена.

После этого объединённое ополчение белгов фактически распалось. Они решили отступить, чем успешно пользовался Цезарь, нападая на арьергард противника. По мере того как Цезарь, продвигаясь с войском, вступал на территорию того или иного племени белгов, они фактически без всякого сопротивления изъявляли покорность. Так было с общинами суессионов, белловаков, амбианов. Затем, направившись на северо-восток, Цезарь вступил в область нервиев. Эти племена, объединившись с некоторыми соседними общинами, заняли позиции за рекой Сабис, где ожидали появление Цезаря. Именно здесь летом 57 г. разыгралась наиболее трагическая битва. Цезарь был вынужден лично принять самое активное участие в сражении; он появлялся во всех наиболее угрожаемых местах, ободряя солдат и командиров. Нервии были разбиты. Большой отряд адуатуков, спешивший на помощь нервиям, узнав об исходе сражения, повернул с полпути домой. Вскоре Цезарь покорил и их. Примерно в то же время Публий Красс, направленный с легионом против приморских общин известил Цезаря о том, что все эти племена и общины признали владычество римского народа.[35] Таким образом, казалось – а Цезарь был в этом уверен, - что вся Галлия в результате кампаний 58 и 57 гг. замирена.

Но уже зимой 56 – 57 гг.  в Бретани и Нормандии вспыхнуло восстание, которое быстро распространилось на всё побережье от р. Лигера до Рейна. Восставшие ожидали помощи от кельтов Британии и от зарейнских германцев. Цезарь послал легата Тита Лабиена с конницей к Рейну. Три легиона были направлены в Нормандию. Сам Цезарь с главными силами вторгся в область венетов. Но сухопутных сил было недостаточно, поскольку прибрежные племена обладали сильным флотом. Римляне построили несколько судов, присоединив к ним суда союзных общин. Этот сборный флот под командованием Децима Брута одержал победу. Уничтожение флота германцев привело к быстрому подавлению движения, так как восставшие лишились подвоза подкреплений и продовольствия с моря.[36] Теперь вся Галлия была покорена и объявлена римской провинцией.

В ходе кампании 55-54 гг. Цезарь разгромил перешедших через Рейн германцев[37] , затем совершил переход через Рейн и два похода в Британию.[38] Эти оба предприятия, несмотря на то, что они в значительной мере носили характер демонстрации, военного набега и не привели ни к каким территориальным приобретениям, тем не менее имели большое политическое и военное значение[39] .

Подводя итог, следует отметить: несмотря на то что участие Цезаря на ранних этапах заговора Катилины заставило первого отойти на некоторое время от политических дел, всё же сыграло положительную роль в становлении его политической власти, поскольку в известной степени сблизило его с Помпеем и Крассом. Возвышение Цезаря было очень стремительным. Консульство выдвинуло Цезаря в число политиков первого ранга, и он решил закрепить это положение, получив Галльские провинции. Так, с 58 по 56 г. Цезарь завоёвывал Галлию. В ходе этих войн вся территория между Альпами, Рейном и Пиренеями была присоединена к Риму. К тому же эти победы дали Цезарю главное  - любовь римского народа. Как пишет Плутарх, «когда весть о победе пришла в Рим, любовь народа к Цезарю окружила его победы особенно ярким блеском»[40] .

Глава II. Гражданская война 49 – 45 гг. до н.э. и захват Цезарем единоличной власти

В апреле 56 г. триумвиры встретились в г. Луке, в северной Этрурии. Об огромном влиянии, которым пользовались триумвиры, говорит тот факт, что вместе с ними в Луку приехало более 200 сенаторов, 120 ликторов сопровождали должностных лиц. Встреча в Луке состоялась по инициативе Цезаря. Сначала состоялась встреча и переговоры Цезаря с Крассом в Равенне, Помпей же прибыл в Луку, совершив небольшой «крюк»[41] . В Риме считали, что он направляется в Сардинию, дабы проследить за закупками зерна, так как незадолго до этого он получил от сената широкие полномочия по снабжению Рима продовольствием[42] .

Видимо, новое соглашение было вызвано усилением оппозиции как сенаторской, так и плебейской. Соглашением 56 г. триумвиры связывались теснее, чем прежде. Был принят ряд важных решений. Триумвиры условились продлить полномочия Цезаря, срок которых истекал в конце 54 г., ещё на 5 лет. После этого Цезарь получил консульство на 48 год. Помпей и Красс должны были стать консулами  в 55 г., после чего получить на 5 лет управление провинциями: Помпей – обе Испании, Красс – Сирию[43] . Они выдвигались в консулы, чтобы не допустить избрания ставленника олигархической сенатской группировки (группировка Катона). Цезарь же в этом случае избегал опасности лишиться влияния в государстве и мог завершить завоевание в Галлии[44] .

 Таким образом, соглашение было выгодно для всех триумвиров. Вопрос о  гражданской войне не стоял, и все спорные вопросы казались решёнными. Но не следует, однако, забывать, что соглашение в Луке носило частный характер, а потому было необходимо найти средства для осуществления задуманных планов.

Одним из главных средств воздействия на сенат и на комиции был подкуп, прямое насилие, а где-то было возможно и личное влияние триумвиров[45] . Лукские решения были проведены через народное собрание, несмотря на сопротивления оппонентов. Помпей и Красс отбыли консульство в 55 г. В Испанию Помпей не поехал, а остался в Риме, управляя провинциями через своих легатов. Красс же ещё в конце 55 г. отправился на Восток, где вскоре начал войну с парфянами, хотя те не давали к этому ни малейшего повода[46] . Скорее всего, Красс не мог смириться с лаврами Помпея и Цезаря, а восток мог обеспечить ему несметную добычу и воинскую славу.

И в 54, и в 53 гг., особенно во время предвыборных кампаний, в Риме происходили уличные столкновения. Каждому кандидату угрожал процесс. Сенаторской оппозиции удалось привлечь к ответственности Ватиния и Габиния. Это были политические процессы, направленные косвенно против триумвиров[47] . Аппиан говорит, что Помпей сознательно допускал беспорядки в Риме, чтобы осознана была необходимость назначения диктатора (диктаторские полномочия надеялся получить он сам)[48] . Вероятно, Помпей стремился к диктатуре, но сомнительно то, что он сознательно допускал беспорядки.

В сентябре  умерла Юлия. В знак внимания к мужу и отцу её похоронили на Марсовом поле[49] . Вместе с Юлией порвалась личная династическая связь между Помпеем и Цезарем. В следующем году была весьма сложная политическая обстановка. Многие государственные дела не разрешались. Снова встал вопрос о диктатуре; но сенаторская оппозиция во главе с Катоном решительно была против этой меры. Друзьям Помпея пришлось говорить в его оправдание, что он не просит диктатуры и не желает её. Это вызвало одобрение у Катона, и вопрос о диктатуре был снят. В мае 53 г. римские войска, наступавшие на Парфию, потерпели под Каррами поражение, а в начале июня был убит Красс. Если со смертью Юлии порвалась личная связь между Помпеем и Цезарем, то гибель Красса привела к окончательному распаду коалиции 60 и 56 годов.[50] Но ещё бόльшие осложнения, чем эти семейные и личные, вызвали объективные условия: в Риме нарастала и усиливалась оппозиция, а в Галлии начиналось движение, которое ставило под вопрос все успехи Цезаря. Совместное господство над государством требовало политической солидарности.[51]

В глазах сената оба – и Цезарь, и Помпей – были потенциальными диктаторами. Но для сената «наименьшее зло» представлял Помпей. Цезарь был сильнее, следовательно, опаснее. Помпей же с его вечной нерешительностью и колебаниями мог разыгрывать  неопределённо долго роль «первого гражданина». Так в 52-51 гг. образовался союз между Помпеем и сенатом. Сблизившись с оптиматами, Помпей начал создавать блок против Цезаря. С этой целью Помпей провёл закон о провинциальном наместничестве, согласно которому провинции давали не сразу после магистратуры, а только через пять лет после неё[52] .

Уже в 51 г. начались споры о том, когда кончаются полномочия Цезаря. Формально они истекали 1 марта 49 г., а в должность консула, обещанного ему лукским соглашением, он мог вступить только 1 января 48 г. Но между этими датами стоит десятимесячный промежуток, в течение которого Цезарь, как частное лицо, легко мог быть привлечён к суду противной стороной (поводов для этого галльские войны давали более, чем достаточно). Согласно старым правилам, преемником Цезаря в Галлии можно было назначить только кого-нибудь из должностных лиц 49 г., т.е. этот преемник сменял его 1 января 48 года. Следовательно, Цезарь до прибытия другого лица сохранял консульскую власть 10 месяцев, продолжая таким образом оставаться должностным лицом[53] . Но согласно закону Помпея, Цезаря можно было уже сменить 1 марта 49 г.

К этому сложному юридическому вопросу присоединился другой не менее сложный: должен ли Цезарь лично явиться в Рим, чтобы выставить свою кандидатуру в консулы на 48 год? В сенате шли бесконечные споры между сторонниками и противниками Цезаря. Его представителем в переговорах с сенатом являлся народный трибун 50 г. Гай Скрибоний Курион. Последний предложил компромисс: Цезарь и Помпей должны сложить полномочия одновременно. Сенат согласился с этим предложением и вотировал соответствующее постановление, но Помпей категорически отказался. Цезарь, который в конце 50 г. находился в Равенне, прислал дипломатическое письмо в сенат, в котором выражал согласие на дальнейшие уступки.[54] Письмо было оглашено на заседании сената 1 января 49 г. Сначала большинство сенаторов было настроено примирительно, но Помпей и его сторонники угрозами заставили сенат постановить, чтобы в ближайшее время Цезарь передал свои провинции назначенным преемникам и распустил войска; в случае отказа он объявлялся врагом отчества. Интерцессия сторонников Цезаря, народных трибунов 49 г. Марка Антония и Квинта Кассия, ещё более обострила положение и привела к тому, что 7 января сенат объявил республику в опасности[55] .

 Помпею было поручено набирать войска в Италии. Антоний и Кассий бежали к Цезарю в Равенну[56] . Когда Цезарь узнал от них о том, что произошло в Риме, он с тринадцатью легионами и вспомогательными войсками перешёл Рубикон – границу его провинций и Италии. Стремительно двигаясь на Рим, он занимал один за другим города Умбрии и Этрурии. В столице о выступлении Цезаря узнали 14 января[57] , поскольку правительство не было готово, Помпей и оба консула бежали из Рима, не успев вывезти казну (эрарий), а лишь запечатав её. За ними последовало большинство сената[58] . Помпей бежал на Балканский полуостров, намереваясь оттуда двинуться на Италию. Цезарь не последовал за ним: он не хотел переносить войну в Грецию[59] , так как если бы он оставил Италию, она стала бы беззащитной против испанских войск, поэтому, прежде всего, надо было занять Испанию.

Цезарь на несколько дней задержался в Риме, главным образом, для того, чтобы распечатать эрарий. Он вёл себя с побеждёнными чрезвычайно мягко: пленники были отпущены без всяких условий, солдаты Цезаря вели себя в занятых городах безукоризненно, вообще ожидаемых оппозицией ужасов не произошло. Действия Цезаря, таким образом, отличались от поведения Мария, Суллы и самих помпеянцев. С самого начала Цезарь провозгласил своим лозунгом политику милосердия (clementia), которая содействовала привлечению общественного мнения на его сторону. Деловая жизнь в городе быстро восстанавливалась, вернулась часть сенаторов, и хотя официальной санкции на переворот Цезарь пока не получил, но, во всяком случае, правительственные учреждения начали функционировать. Временное управление столицей он передал претору Марку Эмилию Лепиду,[60] а контроль над Италией был поручен Марку Антонию. В Сицилию был послан Курион, а в Сардинию – Кв. Валерий Орка, которые без труда заняли острова. Главные силы Цезаря двинулись в Испанию[61] .

Вся кампания на Пиренейском полуострове, начиная с прибытия Цезаря, длилась 40 дней (июль – август 49 г.). Войска Помпея частью были распущены, частью оставались в Испании на службе Цезаря[62] .

Цезарь вернулся в Рим в ноябре 49 г. Ещё до прибытия Лепид провёл закон о назначении его диктатором. Эта первая диктатура была традиционной, и её целью являлось проведение выборов. Сложно сказать, что это были выборы консула или выбор между республикой и монархией, скорее, между диктатурой Помпея и диктатурой Цезаря. Консулами на 48 год были избраны Цезарь и его сторонник Сервилий Ватия. Выборы  Цезаря консулом на 48 год имели в некотором смысле символический характер: ими он хотел подчеркнуть законность своей власти (на основе лукского соглашения)[63] .

Был устранён долговой кризис, проведена раздача хлеба и отменены законы Суллы об ограничении прав детей проскрибированных. Начали возвращаться изгнанники, высланные во время консульства Помпея[64] .

В 48 г. главным театром военных действий стала Греция. 9 августа 48 г. при Фарсале произошло генеральное сражение, армия Цезаря наголову разбила вдвое превосходящее её войско Помпея. Битва стала переломным пунктом войны[65] . После неё Помпей бежал в Египет, рассчитывая на гостеприимство египетского царя, по приказанию которого он был убит, когда высаживался на берег[66] . Смерть Помпея не означала конца войны. Цезарю предстояла ещё опасная Александрийская война со сторонниками Помпея в Африке в 46 г. и в Испании в 45 г. Лишь после битвы при Мунде (17 марта 45 г.) противники его были побеждены.

Борьба с противником была осложнена восстаниями в Италии и провинциях, волнениями в войсках, недовольством в столице. Война влекла за собой обострение социальной борьбы, упадок хозяйственной жизни и разорение населения. Социально-политический кризис привёл к обострению социальной борьбы и поставил перед господствующими классами вопрос о военной диктатуре[67] .

Глава III. Характер власти Цезаря

Проблема власти Цезаря явилась предметом дискуссии, и достаточно перечислить те точки зрения, которые отражают диапазон этих оценок. Т. Моммзен, например, выдвинул идею демократической монархии, другие исследователи видят в его деятельности стремление установить в Риме монархию эллинистического типа или даже восточный вариант монархии, третьи – специфически римский вариант абсолютной монархии.[68] С.Л. Утченко говорил, что Цезарь в значительной степени действовал в духе традиции, и его монархия имела чисто римские корни, и Цезарь не столько вёл за собой общество, сколько шёл за политической ситуацией.[69] Скорее, стоит согласиться с С.Л. Утченко, что власть Цезаря имела чисто римские корни и была построена на комбинации римских магистратур, почётных функций и концепции власти, а идеи об эллинистической или восточной монархиях вряд ли можно считать правомерными.

С другой стороны, власть Цезаря, хотя и основывалась на римской магистратской власти, всё же имела ряд новых черт: фиксация пожизненности, кумуляция различных магистратур в одном лице, дополнительные почётные права, элементы культа[70] . Таким образом, диктатура Цезаря носила чисто римский характер, вытекала из предыдущего развития элементов авторитарной власти, и, развив эту тенденцию, создала качественный перелом в сторону монархии, но монархии специфически римской, сохраняющей элемент дуализма.

Диктатура была основой власти Цезаря, но вовсе не единственной его властью. В первый раз Цезарь был провозглашён диктатором ещё в ноябре 49 г. Но тогда эта диктатура носила временный, старый республиканский характер. Она была нужна Цезарю для проведения консульских выборов в 48 г., так как оба консула 49 г. отсутствовали. Второй раз он получил диктатуру на неопределённое время в конце 48 г., после битвы при Форсале. С этого момента его диктатура фактически стала непрерывной.[71]   Сенат предоставил Цезарю право на 5 лет занимать одновременно и должность консула, таким образом, с 48 по 44 год Цезарь являлся консулом, хотя от предложенного ему пожизненного консульства и отказался[72] . В последние годы консульство для Цезаря было показателем не столько власти, сколько статуса. В 48 г. Цезарь также получил пожизненную трибунскую власть (tribunicia protestas)[73] , а вместе с ней и трибунскую неприкосновенность (sacrosanctitas), а также полномочия цензора и praefec tura morum. Эти полномочия давали ему дополнительные возможности контролировать все важнейшие магистратские коллегии[74] . В 46 г., после битвы при Тапсе, диктатура была сделана годовой магистратурой, и Цезарь получил её вперёд на 10 лет, а в 45 г. – пожизненно (dictator perpetuus)[75] .

Диктатор получил огромное количество почётных прав и титулов. Среди них был титул imperator. Первоначально титул imperator был республиканским и давался войском полководцу, одержавшему победу. То, как его взял Цезарь, символизировало и постоянное командование войсками, и  непобедимость Цезаря[76] . Но для Цезаря титул imperator стал его личным именем – его преноменом: imperator Caius Julius Caesar. Но это было не только именем: и сам Цезарь, и современники, и потомство стали вкладывать в термин «император» понятие носителя высшей, в частности, военной власти. Как император, Цезарь стал носителем «империя»[77] . С этим значением термин перешёл к преемникам и послужил основой для образования понятия империи в смысле военной монархии.

Кроме того, Цезарь получил почётный республиканский титул отец отечества (pater patriae). После Мунды он получил особое позолоченное кресло, право сидеть между двумя консулами, в честь диктатора устраивались молебствия, назначались игры, приносились жертвы. После Испанской войны у Цезаря появилась почётная стража из сенаторов и всадников. Клятва его именем получила юридическую силу; на праздниках Цезарь находился в триумфальном облачении.[78]

Наконец, немалую роль играла и религиозная власть Цезаря и создававшиеся вокруг него элементы культа. Великим понтификом (pontifex maximus) он был с 63 г., а став правителем Рима, Цезарь реально становится главой религии. В его честь строились храмы, его изображение ставится среди изображений богов. Кроме того, родословная связывает диктатора с Венерой, Энеем, Ромулом и Марсом[79] . Уже в самом начале своей политической деятельности Цезарь говорил, что род Юлиев восходит к самой богине Венере. Цезарь использовал распространённую в то время легенду о том, что основателем могущества в Лапиуме был сын богини Эней, прибывший из горящей Трои. Сын же Энея – Юл считался родоначальником рода Юлиев. Венера была одной из популярнейших в Риме богинь. Образ её соединялся с различными эллинистическими божествами. Цезарь построил и с большим торжеством посвятил в 46 г. храм Венере Прародительнице, которой воздавались особенные почести.[80] Итак, божественное происхождение рода, его благочестие, жреческое свое достоинство – вот черты, которые Цезарь стремится подчеркнуть наряду с указанием на свои военные заслуги. Но чисто внешне были признаки и характеризующие монархизм Цезаря. После триумфов он появляется в пурпурной одежде, которую, по традиции, носили римские цари. Статуя Цезаря была помещена в храме Квирина (имя Ромула после обожествления) на Палатине. Его статуя стояла рядом со статуями семи легендарных римских царей; над его домом был сделан свод, как над храмом[81] . Таким образом, ещё при жизни Юлий Цезарь считался обожествлённым. Аппиан рассказывает, что, когда в 44 г. Цезарю была предоставлена пожизненная диктатура и присуждены другие почести, сенат во главе с консулом Марком Антонием пришёл к нему, чтобы его поздравить, Цезарь принял их сидя.[82] Это было не в римской традиции. 15 февраля во время празднования Луперкалий Марк Антоний всенародно предложил Цезарю корону, обвитую лавровым венком, но диктатор отказался от неё, что вызвало бурные аплодисменты  присутствовавших.[83] Этот факт, несомненно, свидетельствует об антимонархических устремлениях римского плебса, но провозглашение его царём было ближайшим будущим.

Монархические начала власти, юридическое и религиозное основание которых у Цезаря играло большую роль, были социально обусловлены и не являлись выражением каких-либо честолюбивых устремлений. Цезарь шел к единовластию не потому, что любил монархию как таковую, а так как понял интересы тех групп рабовладельцев, на которые опирался.

Цезарь, как и всякий видный политический деятель Рима, имел некое политическое окружение, некую «личную партию». Его сторонники, входившие в эту партию, были объединены связями самого различного толка: родственными, клиентскими, дружескими, служебными, карьерными и чисто политическими.[84] Именно они занимали магистратуры, особенно должности консулов. Но опора подобного рода могла быть необходимой и достаточной, пока речь шла о политических интригах и борьбе в пределах сената или даже игре на противоречиях между сенатом и комициями. Однако,  когда встал вопрос об управлении, да ещё фактически единоличном, огромной державой, следовало подумать о более широкой базе. Видимо, именно в этом аспекте и следует рассматривать политику Цезаря по отношению к армии, его колонизационную и гражданско-правовую политику и политику милосердия. Фактическая власть Цезаря основывалась на его армии, на десятках тысяч его ветеранов, получавших земельные наделы в провинциях и в Италии, на поддержке всадничества, на симпатиях городского плебса. Всякая организованная оппозиция была сломлена, что тоже являлось одной из предпосылок диктатуры. Что же касается юридического обоснования власти Цезаря, то здесь он шёл по стопам Суллы как с точки зрения «правовых» основ диктатуры (идея верховенства народа), так и в смысле конкретного её оформления.[85] Среди социальных групп, в интересах которых действовал Цезарь, можно назвать различные группы рабовладельческого общества, но они не были связаны единством интересов.[86] Цезарь выдвинулся, прежде всего, как вождь популяров. Законы, проведенные им в 59 г., были по своей формулировке демократическими. Официально он начал гражданскую войну в защиту демократических принципов. Но подробнее рассмотреть проблему социальной опоры Цезаря логичнее в следующей главе, поскольку именно попыткой обрести поддержку некоторых слоев общества и надо объяснять его  реформы.

Подводя итог, следует ещё раз указать на то, что диктатура Цезаря носила чисто римский характер, она выросла из предшествующего развития элементов авторитарной власти. Это в свою очередь вызвало качественный перелом в сторону римской монархии (её специфическая форма), сохраняющей элемент дуализма. Диктатура была основой власти Цезаря, но вовсе не единственной его властью, поскольку именно он занимал достаточно республиканских должностей. Таким образом, монархическая по существу власть Цезаря юридически возникла из сосредоточения в его особе высших республиканских магистратур.

Глава IV. Внутренняя политика и внешнеполитические планы диктатора

Изучение внутренней и внешней политики Цезаря является чрезвычайно важным, поскольку только так можно проследить, на какие социальные силы он стремился опереться и находил в них поддержку.

Прежде всего, в его внутриполитической и реформаторской деятельности поражает необычайная интенсивность и размах деятельности сразу после битвы при Тапсе (6 апреля 46 г.). После триумфа Цезарь приступил к реализации одной из важнейших задач – к наделению ветеранов землёй, причём когда вставал вопрос о неотчуждаемости участков, руководствовался, видимо, своим же аграрным законом 59 г[87] . Первым аграрным законом Цезаря предполагался раздел государственных земель, а также покупка земли за счёт средств от податей с новых провинций и военной добычи Помпея, но лишь у лиц, согласных продавать её по цене, установленной при составлении цензовых списков. Земельные наделы, которые могли быть получены по этому закону, нельзя было отчуждать в течение 20 лет. Вторым аграрным законом, принятым позже, «под раздел подпадали теперь земли, изъятие которых специально оговаривалось первым законом. При наделении землёй предпочтение отдавалось отцам семейств, имевших трёх и более детей»[88] .

Цезарь основал много колоний своих ветеранов в провинциях. Были основаны колонии на месте Карфагена и Коринфа, они появились в Испании, южной Галлии, Македонии и даже на южном побережье Понта.[89] Колонизация провинций была обусловлена как недостатком свободной земли в Италии, так и стремлением Цезаря к романизации провинций. Именно Цезарь начал политику  предоставления римского гражданства целым провинциям. В 49 г. права гражданства получили жители Транспаданской Галлии и испанского г. Гадеса[90] . Развитие новой провинциальной политики  началась именно с Цезаря.

В области налоговой политики также были внесены существенные изменения: во многих провинциях сбор прямых налогов был отнят у публиканов и передан общинам под наблюдением агентов Цезаря. Откупная система осталась, главным образом, для сбора таможенных пошлин, арендной платы с государственных земель и т.п. Многие общины вообще освобождались от налогов, полностью или частично. Провинциальных наместников Цезарь лишил военной власти, оставив им только суд и гражданскую администрацию под своим контролем. Во главе провинциальных войск стояли легаты Цезаря в звании претора.[91]

Законом Цезаря о провинциях управление консульскими  провинциями ограничивалось двухгодичным сроком, а преторскими – одногодичными.[92]

Далёкий от того, чтобы проводить кассацию долгов, Цезарь, тем не менее, в 47 г. принял меры к урегулированию долгового вопроса. Правила, касающиеся оценки имущества по ценам, существовавшим до гражданской войны, были восстановлены, а, кроме того, было определено, что проценты, внесённые заимодавцу, засчитывались в счёт долга, таким образом кредиторы теряли около четверти отданных под рост денег, что, несомненно, было чувствительно для римских ростовщиков. Так же Цезарь установил, что те жители, которые платили в год 2 тыс. сестерциев, а в городах Италии – менее 500 сестерциев за квартиру, освобождались от долгов по квартирной плате за один год. К этому нужно добавить щедрые раздачи и зрелища. Сверх десяти модиев хлеба и десяти фунтов масла, получаемых регулярно бедными гражданами, Цезарь распределил между плебеями по 300 сестерциев, прибавив ещё сотню за промедление во времени раздач. Зрелища, данные им народу, отличались разнообразием и пышностью.[93] Эти мероприятия, конечно, не могли разрешить ни долговой, ни квартирный вопрос, но они поддерживали в массах иллюзию, что Цезарь является защитником римской бедноты. Впоследствии к таким мерам часто прибегали римские императоры. Плебс сохранял ещё политическое влияние, но не мог уже оказать поддержку, которая могла бы обеспечить политическую власть их вождю. Но при этом Цезарь проводит, причём весьма энергично, ограничение контингента лиц, получающих хлеб, снизив его с 320 тысяч да 150 тысяч человек.[94]

В качестве верховного жреца Цезарь издал эдикт о роспуске восстановленных Клодием религиозных коллегий (за исключением древнейших), поскольку эти коллегии издавна были средоточением плебса и очагами демократической агитации»[95] . Цезарю принадлежат попытки упорядочить и убыстрить судопроизводство, а также восстановить твёрдый порядок в смысле соблюдения сроков при отправлении магистратур. Был проведён закон, по которому суды снова должны были состоять лишь из сенаторов и всадников.[96] Поэтому демократические круги имели все основания быть недовольными Цезарем-диктатором. Не меньше недовольства проявляли и всадники. Провинциальная политика Цезаря, особенно ограничения откупной системы, нанесла чувствительный урон по их интересам. К этому добавился экономический кризис 40-х годов, деловая жизнь слабела, в чём обвиняли Цезаря[97] . Таким образом, в 40-х гг. наметилось некоторое сужение той социальной базы, на которую опирался Цезарь.

В качестве носителя цензорских полномочий Цезарь произвёл пополнение сената. При этом в состав сената были приняты не только проскрибированные при Сулле, но и те, кто был лишён звания цензорами или осуждён в своё время по обвинению в подкупе. Число сенаторов было доведено до 900 человек.[98] Нельзя говорить при этом, что Цезарь ставил  целью поднять авторитет сената, наоборот, скорее, стремился всячески ослабить его, сведя до роли государственного совета, т.е. совещательного органа при себе. С увеличением количества сенаторов было связано и увеличение числа должностных лиц. Число квесторов с 20 было доведено до 40, эдилов – с 4 до 6, преторов – с 8 до 16.[99] Тем более, что как раз по отношению к квесторам, эдилам и преторам Цезарь получил право «рекомендовать» народу, т.е. просто назначать половину магистратов. Также одной из целей увеличения числа магистратур можно назвать стремление диктатора в короткий срок удовлетворить массу своих сторонников, а для верхушки нужны были только магистратуры и места в сенате.

Видимо, к середине 44 г. диктатор планировал грандиозный поход против парфян и гетов. На Балканах была собрана огромная армия. Поход преследовал несколько целей. Большая война должна была завершить объединение государства. Парфия была единственной державой, противостоящей Риму, и, вероятно, Цезарь мечтал о мировой державе и покорении ойкумены.[100] В марте 44 г. он должен был уехать из Рима и начать кампанию. В связи с этим походом в обществе усиленно ходили слухи о том, что в Сивиллиных книгах есть предсказание о том, что победить парфян может только царь,[101] чего никак не могло одобрять римское общество и республиканские силы. Вероятно, толчком к заговору также послужило назначение Цезаря постоянным диктатором, окончательно разрушившее иллюзии относительно реставрации республики. 15 марта 44 г. было назначено заседание сената. Ходили слухи, что Цезарю дадут титул царя. Испуганный дурными знаменованиями, Цезарь колебался: идти ему в сенат или нет, однако заговорщики прислали Децима Брута, который сумел его уговорить. Когда диктатор вошёл в курию, его окружили заговорщики. Каска нанёс первый удар, и заговорщики накинулись на него с мечами, спрятанными в тогах. На теле Цезаря обнаружили 23 раны, но только одна была смертельна.[102]

В заключение стоит сказать, что во внутренней политике Цезарь в основном преследовал три цели: усиление своей личной партии, общую стабилизацию и решение проблем по трансформации Рима в империю. Среди реформ Цезаря особенно важное и прогрессивное значение имели его мероприятия, направленные к упорядочению провинциального управления. Как раз в этой области, более чем в какой-нибудь другой, Цезарь заложил фундамент будущей империи. Диктатура Цезаря обозначала перелом в борьбе новых тенденций территориальной монархии и тенденции консервативной, полисно-республиканской. Цезарь последовательно проводил эту линию, после чего сохранение старой республики стало невозможным. Вероятно, действия Цезаря не могли быть иными, и это определило его судьбу.

Заключение

Нет сомнений в том, что Цезарь – одна из главных фигур истории Древнего Рима, поскольку именно он сумел осуществить переход от демократии к монархии не только на уровне своей личности, но государства в целом.

Цезарь постепенно собирал политическую власть в своих руках. В 60е гг. участие Цезаря на ранних этапах заговора Катилины вообще  заставило его отойти на некоторое время от политических дел. Однако, в свою очередь, это в некоторой степени сблизило его с Помпеем и Крассом, с кем Цезарь в 60 г. «создали» первый триумвират, в котором он не играл первой роли, она была отдана Помпею, хотя и тот, и другой стремились к единоличной власти. Поэтому очевидно, что их коалиция была не долгой. Возвышение Цезаря было очень стремительным. Консульство сделало Цезаря одним из первых политиков республики, но он мог потерять власть после окончания срока магистратуры. Поэтому было необходимо закрепить положение, получив Галльские провинции. Так, с 58 по 56 г. Цезарь вёл войны в Галлии, итогом которых стало присоединение всей территории между Альпами, Рейном и Пиренеями к Риму. К тому же эти победы дали Цезарю главное  - любовь римского народа. Но срок наместничества кончался, а согласно лукскому соглашению триумвиров, Цезарь выдвигал свою кандидатуру в консулы через 10 месяцев. Поскольку и Помпей, и Цезарь стремились к единоличной власти, но первый представлял меньшую опасность для сенаторов, поэтому они пошли на союз с Помпеем. Накал внутриполитической обстановки перерос в гражданскую войну, в которой Цезарь одержал победу, что сделало его самым сильным политиком Рима. Гражданская война привела к обострению социальной борьбы и поставила перед господствующими классами вопрос о военной диктатуре, а самой вероятной фигурой для этого был Цезарь. Диктатура Цезаря носила чисто римский характер, она выросла из предшествующего развития элементов авторитарной власти. Таким образом, правомерно говорить, что монархическая по существу власть Цезаря юридически возникла из сосредоточения в его особе высших республиканских магистратур. Став диктатором, Цезарь во внутренней политике, в основном, преследовал три цели: усиление своей личной партии, общую стабилизацию и решение проблем по трансформации Рима в империю.

Таким образом, видно, как Цезарь постепенно достиг единоличной власти и заложил фундамент будущей империи.

Список литературы

Аппиан. Гражданские войны/ Пер. Под ред. С.А. Жебелева и                 О.О. Крюгера// Аппиан. Римские войны. СПб., 1994.

Плутарх. Цезарь. / Пер. С.П. Маркиша // Плутарх. Сравнительные жизнеописания. М., 1963. Т.2.

Егоров А.Б.  Рим на грани эпох. Проблемы рождения и формирования принципата. Л., 1985.

Ковалёв С.И. История Рима. Л., 1986.

Машкин Н.А. Принципат Августа. М.; Л., 1949.

Утченко С.Л. Юлий Цезарь. М., 1976.

[1] Утченко С.Л. Юлий Цезарь. М., 1976. С. 3.

[2] Плутарх. Цезарь. LXII / Пер. С.П. Маркиша // Плутарх. Сравнительные жизнеописания. М., 1963. Т.2.

[3] Аппиан. Гражданские войны IV. 133/ Пер. Под ред. С.А. Жебелева и  О.О. Крюгера// Аппиан. Римские войны. СПб., 1994.

[4] Там же. II. 149 – 154.

[5] Машкин Н.А. Принципат Августа. М.; Л, 1949. С. 74  - 81.

[6] Там же. С. 65.

[7] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 281.

[8] Ковалёв С.И. История Рима. Л., 1986. С. 417.

[9] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 417.

[10] Аппиан. II. 2.

[11] Там же. 3.

[12] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 20.

[13] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 74.

[14] Плутарх. XI.

[15] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 90.

[16] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 424.

[17] Аппиан. II. 8.

[18] Егоров А.Б.  Рим на грани эпох. Проблемы рождения и формирования принципата. Л., 1985. С. 63.

[19] Ковалёв С.И. Указ. соч. С.424.

[20] Егоров А.Б.  Указ. соч. С. 63

[21] Ковалёв С.И. Указ. соч. С.428.

[22] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 26

[23] Егоров А.Б.  Указ. соч. С. 64.

[24] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 27.

[25] Там же.

[26] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 120.

[27] Ковалёв С.И. Указ. соч. С.429.

[28] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 122.

[29] Ковалёв С.И. Указ. соч. С.429.

[30] Плутарх. XVIII.

[31] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 128.

[32] Плутарх. XIX.

[33] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 129.

[34] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 430.

[35] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 130-132.

[36] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 430.

[37] Плутарх. XXII.

[38] Егоров А.Б. Указ. соч. С. 64.

[39] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 141.

[40] Плутарх. XXI.

[41] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 137 – 138.

[42] Аппиан. II. 18.

[43] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 432.

[44] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 138.

[45] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 38.

[46] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 431.

[47] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 40.

[48] Аппиан. II. 20.

[49] Плутарх. XXIII.

[50] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 432.

[51] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 41.

[52] Егоров  А.Б. Указ. соч. С. 65.

[53] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 437.

[54] Плутарх. XXXI.

[55] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 438.

[56] Плутарх. XXXI.

[57] Машкин Н.А. указ. соч. С. 48.

[58] Плутарх. XXXIV.

[59] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 439.

[60] Там же. С. 440.

[61] Егоров  А.Б. Указ. соч. С. 67.

[62] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 440.

[63] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 50.

[64] Плутарх. XXXVII.

[65] Егоров  А.Б. Указ. соч. С. 67.

[66] Аппиан. II. 84.

[67] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 58.

[68] Цит по: Егоров А.Б. Указ. соч. С. 70.

[69] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 38 – 39.

[70] Егоров А.Б. Указ. соч. С. 71.

[71] Егоров А.Б. Указ. соч. С. 68.

[72] Аппиан. II. 106.

[73] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 279.

[74] Егоров А.Б. Указ. соч. С. 69.

[75] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 447.

[76] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 65.

[77] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 447.

[78] Аппиан. II. 106.

[79] Егоров А.Б. Указ. соч. С. 70.

[80] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 71.

[81] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 73.

[82] Аппиан. II. 107.

[83] Плутарх. LXI.

[84] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 304.

[85] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 446.

[86] Машкин. Н.А. Указ. соч. С. 82.

[87] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 282

[88] Там же. С. 98.

[89] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 93.

[90] Аппиан. II. 48.

[91] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 449.

[92] Егоров А.Б. Указ. соч. С. 72.

[93] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 86.

[94] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 283.

[95] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 88.

[96] Егоров А.Б. Указ. соч. С. 72.

[97] Ковалёв С.И. Указ. соч. С. 450.

[98] Утченко С.Л. Указ. соч. С. 284.

[99] Машкин Н.А. Указ. соч. С. 100.

[100] Егороа А.Б. Указ. соч. С. 73.

[101] Ковалёв С. И. Указ. соч. С. 451.

[102] Плутарх. LXVI.



Поиск по файловому архиву
Fast Reply  Оставить отзыв  Add File

Collapse

> Статистика файлового архива

Десятка новых файлов 
20 пользователей за последние 3 минут
Active Users 20 гостей, 0 пользователей, 0 скрытых пользователей
Mail.ru Bot, Yandex Bot, Google.com, Bing Bot
Статистика файлового архива
Board Stats В файловом архиве содержится 216450 файлов в 132 разделах
Файлы в архив загрузили 5 пользователей
Файлы с архива были скачаны 12715951 раз
Последний добавленный файл: Экономика Африки от пользователя mezim76 (добавлен 10.7.2014, 16:31)
RSS Текстовая версия
Рейтинг@Mail.ru

Юрий Валентинович ТРИФОНОВ
писатель.
>>>
Смотреть календарь

Наши войска, наступающие западнее и южнее Харькова, продвинулись вперед и заняли несколько населенных пунктов.

В районе южнее Брянска наши войска заняли свыше 50 населенных пунктов.

В Донбассе, в районе юго-западнее Ворошил...
>>>
Смотреть календарь

КАРБЮРАЦИЯ -и, ж. (спец.). Образование в двигателях внутреннего сгорания горючей смеси из жидкого топлива и воздуха. II прил. карбюрационный, -ая, -ое.

Криминологическая характеристика квартирных краж
Тип работы: дипломная работа
Незаконное проникновение в жилище как способ хищения в российском законодательстве, ответственность за совершение кражи. Криминологическая, социально-демографическая, уголовно-правовая и нравственно-психологиче...